Военное кладбище: каменные страницы истории

Военное — кладбище маленькое. Его площадь чуть более 4 гектаров. В то же время оно в пяти минутах ходьбы от главного проспекта и, возможно, оттого хорошо посещаемое. Корреспондент агентства «Минск-Новости» углубился в его историю. 

Военным его назвали в XIX веке, и названия никогда не меняли. До этого тут, на Долгом Броде, был невзрачный погост. Но в 1840 году неподалеку открылся лазарет (позднее его превратили в госпиталь; в переоборудованном виде его здание по сей день стоит на углу улиц Фрунзе и Первомайской). На погосте стали хоронить солдат, умерших в лазарете. Вот и появилось имя. Поставили деревянную церковь. Ровно 120 лет назад на месте деревянной появилась церковь каменная. Полное название — церковь Святого благоверного князя Александра Невского.

Этот храм-памятник посвящен победе в Русско-турецкой войне. Здесь чтят память о белорусах, героически сражавшихся и погибших в 1877 году под Плевной.

Архитектурный стиль церкви — византийский. Его еще называют русским узорочьем. Красивая церковь, иного слова не подберешь. Считается, что это единственный храм Минска, дошедший до нас в том виде, в каком был построен. Правда, в годы Великой Отечественной войны в него попала бомба, пробила купол, рухнула перед алтарем и… не взорвалась.

Искать старые захоронения нужно у северной стены церкви.

Здесь над могилами конца XIX столетия возвышаются колонны русским генералам Булаеву, Бестужеву…

военное кладбище

военное кладбище

На памятнике участнику Русско-турецкой войны, герою Шипки, генерал-лейтенанту Жиржинскому можно увидеть «лучезарную дельту» — масонский знак.

военное кладбище

Эпитафии на памятниках достойны римлян: «Мир праху твоему, доблестный русский воин», «Жизнь отзвучала…», «Упокой, господи, усопших раб твоих, душу свою положивших за други своя», «Жизнь — Отечеству, честь — никому», «Тише! О жизни окончен вопрос. Больше не нужно ни песен, ни слез!»…

Военное кладбище давно перестало быть местом захоронения одних только погибших людей в погонах. Сегодня здесь как минимум три группы могил. Первая — военнослужащих. Вторая — революционеров и политиков. Третья — деятелей науки и культуры.

Переклички судеб и времен…

Присмотритесь к этой надписи.

военное кладбище

Кто бы помнил генерала Курча, если бы на его похоронах 14 января 1906 года революционер Пулихов не бросил бомбу в губернатора, организовавшего расстрел минчан, названный впоследствии его именем! Очень быстро, спустя 41 день, Пулихова казнили. Соратники тайно похоронили тело на Сторожевском кладбище. В советское время бывшие политкаторжане собрали деньги на памятник революционеру. В 1954-м его останки перенесли сюда. И так вышло, что Курч и Пулихов лежат теперь на Военном кладбище на расстоянии ста метров…

 

За могилой Пулихова, вверх и правее, можно найти могилу Червякова.

Председатель Совнаркома покончил с собой в 1937 году. В Минске Червяков был любим, проститься с ним пришли многие горожане. Чтобы не допустить волнений, похоронную процессию на полпути к Военному кладбищу отсекли, гроб зарыли без какого-либо опознавательного знака. В 1960-х в Минск из ссылки вернулась реабилитированная дочь Червякова Софья. Пришла на кладбище, разговорилась со сторожихой. Та рассказала: «Ваш отец сделал для меня доброе дело, и я, чтобы отметить его могилу, посадила на ней куст сирени…» По сирени и опознали место. Установить памятник Червякову помог Верховный Совет БССР.

Пулихов, Червяков, Михайлов, Окрестин, Варвашеня… Фамилии с памятников — названия минских улиц.

Один из самых приметных мемориалов Военного кладбища — армянский хачкар. Каменная стела с резным изображением креста.

Стела установлена в память о жертвах геноцида армян в Османской империи. Вполне логично, ведь рядом — братские могилы тех, кто боролся с янычарами Османской империи за свободу христиан на Балканах.

На этом кладбище пересеклись две такие разные войны — Русско-турецкая 1877–1878 годов и Великая Отечественная 1941–1945 годов. Обе — освободительные.

военное кладбище

Здесь нашли последний приют полтысячи солдат и офицеров, погибших при освобождении Минска от оккупантов.

военное кладбище

Аллея Героев Советского Союза. На кладбище 11 таких захоронений: Окрестин, Михайлов, Сикорский, Филипских, Ахманов, Дудкин, Чибисов, Коргузалов, Рабцевич, Юрин и Рязанцев.

военное кладбище

Лежит экипаж машины боевой.

Некоторых воинов в те далекие годы похоронили безымянными. Когда удается установить имя, на братском мемориале появляются новые надписи, вне алфавитного порядка.

Трогает сердце скромный, строгий обелиск партизанке Ляле Брук. Она навсегда осталась восемнадцатилетней…

военное кладбище

Люди военные и в каменном своем обличье собранные, подтянутые. Они как будто зорко наблюдают за всем, что происходит и на кладбище, и вне его стен. Ведь совсем рядом, за оградой, — повседневная мирная жизнь.

Надмогильные плиты словно каменные страницы. В прогулках по аллеям нет ничего предосудительного: души усопших мы не потревожим, они давно уже не здесь. Зато откроем для себя немало важного, дающего повод для размышлений.

военное кладбище

Вот лежат славные минские врачи — Петровы, Агейченко, Алукер… Здесь и академики — Блиодухо, Вейс, Коротков…

военное кладбище

А на этой стеле — фамилии жертв страшного пожара, который случился в 1946-м на балу-маскараде в Клубе НКГБ. Рядом с фамилиями — возраст сгоревших: 16 лет, 19 лет, 15 лет… Трагедия, сравнимая с нынешней кемеровской…

«Культурная» часть кладбища включает в себя немало славных писателей, художников, музыкантов, композиторов — Чорного, Самуйлёнка, Гурло, Тавлая, Кругера, Ефимова, Соколовского…

военное кладбище

Золотом выбиты ноты и слова на памятнике композитору Туренкову: «Во имя жизни — мир народам, во имя мира — смерть войне…»

Один из основателей белорусского театра актер, режиссер и педагог Мирович пытается что-то сказать другому основоположнику белорусского театрального искусства, актеру и педагогу Крыловичу. Видимо, недоговорили, недоспорили при жизни…

военное кладбище

Самые известные «жители» Военного кладбища — Янка Купала и Якуб Колас. Лежат в одном месте, на горочке.

военное кладбище

У каждого народного, любимого и почитаемого писателя свой мемориал.

У каждого памятника свой характер, отражающий личность упокоенного.

Янка Купала — трепетный. Он словно вышел росной ночью на крыльцо своего дома — босой, в слегка накинутом пальто. Вслушивается в гулкую тишину…

Якуб Колас — философ. Мысли не дают уснуть вечным сном…

Знаменитых имен на Военном немало. Однако немало и могил обычных людей, ничем особенным не отмеченных.

С середины 1950-х Военное закрыто для захоронений. Кладбище, конечно, старое. Оно нуждается в обновлении. Аллеи подметены. Птицы обживают после зимы широкие гнезда на высоченных деревьях. Почти везде убрана палая листва, и невысокие могильные палисады стоят на утоптанной земле, как на паркете. Однако встречаются и разбитые оградки. Эти могилы давно перестали навещать родственники — уехали либо умерли. Ухаживает за ними администрация кладбища, в меру своих сил и возможностей.

Затянувшаяся зима наконец отступила, и на кладбище все чаще приходят озабоченные люди с баночками краски, вениками и немудреным садовым инструментом. И нам повстречался такой человек — Валентина Павловна Грек, которая не стала дожидаться Радуницы, а уже сейчас принялась приводить в порядок могилу.

 

Дедушка умер в 1942-м, а я сюда приду, поговорю с ним и с чистой душой иду домой, — говорит Валентина Павловна. — Меня кладбище успокаивает. Да, место скорби. Но при этом и мысли приводит в порядок, и суету отметает. Пока мы помним того, кто лежит в земле, он жив. Для меня мой дед Павел Федорович жив. И ему там, на небесах, от этого хорошо…

 

Фото Сергея Лукашова

 

 

 

 

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ