ВОКЗАЛ ДЛЯ ДВУХ. МИЛЛИОНОВ

Виктор Приходько
Автор материала:
Виктор
Приходько

Если, кто забыл, напомню: Минск изначально возник, как… порт и перевалочный пункт на большой торговой дороге по многоводным в то время Свислочи, Березине, по Днепру от Киева к берегам Балтики.

Второй большой торговый путь, прошедший через наш город, связал Смоленск и Польшу. Именно пересечение двух этих дорог в точке с координатами 53° 55′ северной широты и 27° 33′ восточной долготы положило началу здесь постоянного поселения, выросшего за менее чем тысячу лет  в двухмиллионный европейский мегаполис.

Припортовые хлопоты были присущи минчанам еще в XV столетии. Исторические документы свидетельствуют, что в 1488 году некто купец Лука Терешкович доставлял из Минска товары на речных судах  вместимостью до 54  тонн (!) в города, расположенные на Березине, Днепре и Припяти. Время шло, Свислочь обмелела, но товарные потоки шли по-прежнему по привычным направлениям с использованием гужевого транспорта, а в XIX веке очертания обоих древних торговых путей почти в точности повторили рельсы Московско-Брестской и Либаво-Роменской железных дорог. Кстати, именно с того момента, как Минск стал железнодорожным узлом, начался стремительный рост (на порядки) численности его населения. Яркий пример того, что бывает, когда выгодное географическое положение множится на современные (применительно к конкретной эпохе, конечно) технологии.

Сегодня Беларусь не имеет прямого выхода к морю, но она, как и раньше, обладает  выгодным географическим  положением и является мощной железнодорожной державой. Стальные пути дают стране выход к морям. Например, из Минска составы доставляют пассажиров и грузы в города, расположенные на берегах морей Северного Ледовитого и Атлантического океанов: Черного (Одесса), Балтийского (Рига, Калининград, Клайпеда, Лиепая), Азовского (Мариуполь), Белого (Архангельск), Баренцева (Мурманск) и Средиземного (Ницца). Жизнь на столичном вокзале не замирает ни днем, ни ночью.

Кстати, о вокзалах. Не знаю как вам, а мне всегда было немного обидно, что в Минске он всего-то один-единственный. Скажем в Москве их девять, в Санкт-Петербурге — пять, по нескольку в Париже и Лондоне, ну и так далее. Причем каждый имеет имя собственное – Белорусский, Савеловский, Витебский, Ладожский, вокзалы Монпарнас и Ватерлоо… В этих названиях обитают их величества История с Географией. А сами они живут в литературе, поэзии, песнях и городском фольклоре. Наш же по-настоящему европейский современный пассажирский терминал станции Минск-Пассажирский называется просто и без затей – Минский железнодорожный вокзал. Какая уж тут поэзия… Даже столичным автовокзалам «повезло» больше – один из них зовут Центральным, другой – Восточным, третий – Московским. Правда, последний уже закрыт, но переносится в другое место и, судя по всему, собственное имя у него будет (прежнее или новое, скоро узнаем). Вероятнее всего, дело здесь в удобстве пассажиров: автовокзалов в городе несколько, будь они безымянными, их можно было бы просто-напросто перепутать, а железнодорожный один, и он ни с чем другим не ассоциируется?

Между тем так было не всегда. Некогда вокзалов в городе существовало два. 16 ноября 1871 года газета «Губернские ведомости» сообщала о том, что накануне впервые из Минска отправились одновременно два поезда — один в Москву, другой в Брест. Так была открыта Московско-Брестская железная дорога.

Отошли составы от перрона Александровского (Брестского) вокзала Московско-Брестской железной дороги на Суражской улице. Улица эта есть на карте столицы и сегодня, а вот вокзала  нет. Был он деревянным, и в 1920 году вместе с другими станционными постройками сожжен польскими интервентами. После был восстановлен и работал до  сентября 1928 года. Окончательно здание сгорело в июне 1941 года при интервентах германских. Воочию увидеть его (вернее, точную уменьшенную копию в масштабе 1:50) можно в музее Минского отделения Белорусской железной дороги или на старых фотографиях.

Другой минский вокзал назывался Виленским (с 1871 до 1928 года), или Либаво-Роменским. Основные его сооружения были построены в 1871-1874 годах. В 1872 году здание вокзала — детище проектировщиков Санкт-Петербургского техническо-инспекторского комитета по железной дороге — уже располагалось вдоль привокзальной площади и железнодорожных путей. Впоследствии оно несколько раз реконструировалось. В 1890 году на месте деревянных станционных построек сооружено каменное здание, над путями появился железный переходный мост, просуществовавший до 1964 года. Во время Великой Отечественной войны вокзал был разрушен, и его почти полностью пришлось восстанавливать. Здание просуществовало до 1991 года, когда оно было признано неудобным в эксплуатации и демонтировано. Нетронутой осталась лишь небольшая часть, в которой и поныне располагаются международные кассы. Новый вокзал строился с 1991  по 2002 год в несколько этапов. Он стал не просто воротами белорусской столицы, настоящим культурным комплексом. Сейчас трудно сказать, на каком этапе Виленский остался без своего историческое название. Скорее всего, это случилось после того, как был утрачен Брестский, и отправления-прибытия поездов были локализованы в одном месте. Ситуация упростилась, но стоило ли этому радоваться? Мне кажется, все мы, минчане, тогдашние и будущие, в итоге стали немного беднее. Не материально, а в культурно-историческом смысле.

Кстати, а что такое вокзал? На сей счет есть подробное толкование. Это — комплекс зданий и сооружений или одиночное здание, находящихся в пункте пассажирских перевозок путей сообщения (железнодорожных, водных, воздушных) (например, на станции, в порту, аэропорту), предназначенный для обслуживания пассажиров и обработки их багажа. В зависимости от рода пути сообщения различают вокзалы железнодорожные, морские, речные, аэровокзалы и комплексные, совмещающие несколько видов вокзалов. Вот так и никак иначе.

Ну, уж если мы задались подобным вопросом, то задумаемся и над тем, а сам термин-то откуда?

Согласно одному мнению слово «вокзал» (первоначально «фоксал») происходит от «Воксхолл» — названия парка и увеселительного заведения в пригороде Лондона, принадлежавшего в XVIII веке Джейн Вокс. О том же говорит и словарь Брокгауза и Эфрона, упоминая ещё об одноимённой английской станции, где был пущен первый английский паровоз. Однако известно, что первый английский паровоз прошёл по дороге Стоктон — Дарлингтон (к северу от Лондона), а не на станции Воксхолл.

Так что стоит обратиться и к другой гипотезе. А она говорит о том, что в русском языке слово стало нарицательным благодаря вокзалу в Павловске под Санкт-Петербургом, где прямо в его помещении в XIX веке в соответствии с европейской модой проходили музыкальные концерты (в частности, именно здесь проходили концерты «короля вальса» Иоганна Штрауса). В те годы он назывался курзалом — как и летние эстрады в парках.

Итак, гипотез две, но остается констатировать, что ни одна не дает стопроцентно точного ответа, что свидетельствует о том, сколь коротка человеческая память, даже применительно к событиям, происходившим менее двух веков назад. Как бы то ни было, во всех технических документах есть термин «пассажирское здание», однако, общеупотребительным стало именно слово «вокзал».

Но давайте вернемся в Минск сегодняшний. Постепенно в наше время с ростом интенсивности движения пассажирских составов, в том числе и пригородных (или по нынешней отечественной классификации, поездов региональных линий), для них стало не хватать путей станции Минск-Пассажирский (или в обывательском понимании столичного вокзала, ибо для большинства вокзал – это не здание, а именно точка отправления-прибытия в широком смысле). Пришлось сделать этой самой точкой еще и остановочный пункт Институт культуры. Почему именно его, а не Минск-Восточный или Минск — Северный, например? Все просто: во-первых, отправлять составы от Инкульта без проблем по кратчайшему пути можно по всем железнодорожным лучам, отходящим от столицы. И это не случайно – логистика стальных путей выстроена  подобным образом еще со времен прокладки Либаво-Роменской и Московско-Брестской дорог. Во-вторых, в этой точке пересекаются многие маршруты городского общественного транспорта, в том числе здесь расположена станция метро того же названия: пассажирам не просто удобно, а очень удобно пересаживаться.

Назовем вещи своими именами: по сути, произошла «реинкарнация» того самого Брестского вокзала на современный лад. Что называется, сама жизнь подвела к этому. Только теперь он называется длинно и безлико «остановочный пункт Институт культуры». К слову, фундамент старого вокзала, как рассказывают знающие железнодорожники, находится тут неподалеку. Так может, стоит вернуть объекту историческое название?

Кстати, только что на Инкульте завершилась реконструкция. Сделано немало: появились дополнительные пассажирские платформы с навесами над ними, новое осветительное оборудование, кассовый павильон, с островной платформы по поземному переходу теперь без проблем можно напрямую попасть в метро, оборудованы пандусы для колясочников.

Предвижу возражение скептиков: если это и напоминает вокзальный комплекс, то лишь пригородный. Ну и пусть. Например, от перронов Балтийского вокзала Санкт-Петербурга отправляются исключительно пригородные составы на Ораниенбаум, Гатчину, Лугу, Ивангород. И это не  мешает ему быть полноценно представленным в реестре вокзалов северной столицы России. От нашего Института культуры поезда отправляются на не менее дальние расстояния — в Брест, Барановичи, Оршу, Жлобин…

Но вновь предвижу возражения скептиков. Дескать, и какой же это вокзал, если здесь нет  собственно вокзального здания? Есть чем урезонить и такого рода оппонентов. Тот, кто бывал в Калининграде (бывшем Кенигсберге), знает, что в этом городе вокзалов два. Калиниград-Пассажирский и Северный. Зову в свидетели Википедию, где о втором говорится – железнодорожная станция, вокзал, обслуживающий пригородные поезда. Северный вокзал (Nordbahnhof) построен в 1920-х годах в ходе реконструкции кёнигсбергского железнодорожного узла. Он заменил старые Кранцевский и Земландский вокзалы, которые располагались примерно на том же месте. Открыт в 1929 году. Во время войны станция пострадала и долгое время не использовалась для пассажирского движения. В 1964 году отсюда стали отправляться поезда на морское побережье (Зеленоградск, Пионерский и Светлогорск). При этом было построено небольшое здание с кассами и залом ожидания, в то время как довоенное здание к тому времени уже использовалось как Межрейсовый дом моряков. Позже в нем разместился деловой центр.

Может, нам пойти по такому пути: возвести небольшое здание с кассами и залом ожидания? Расходы невелики, место найти можно. И вместо безликого остановочного пункта в столице вновь появится еще один полноценный во всех смыслах вокзал. А если нет – то можно хотя бы писать на вывесках и в путеводителях по Минску, отдавая дань исторической памяти, название о.п. Институт культуры, добавляя в скобках (б. Брестский вокзал).

Читайте и подписывайтесь на нас:

Читайте нас в Google News

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Самое читаемое