«Восьмерка» в Орше – мой дом второй». Как живет матерый рецидивист и почему его порой мучает совесть

Как участковый помогает ранее неоднократно судимому минчанину исправиться, в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

У 46-летнего Александра биография запятнана изрядно: мужчина шесть раз был судим за кражи, наркотики, хулиганство, уклонение от отбывания наказания в виде ограничения свободы, уничтожение чужого имущества. Кроме того, у него внушительный список административных правонарушений.

Передвигается он на костылях – по его словам, лет десять назад якобы неудачно упал. Сделали одну операцию, вторую пришлось отложить из-за пандемии коронавируса. Врачи обещают, что со временем мужчина сможет ходить сам.

– На него порой жаловались соседи: дома у Александра собирались ранее судимые граждане и устраивали шумные застолья. Чтобы это контролировать – хожу к нему с завидной регулярностью, его квартира значится в списке неблагополучных. Но в последнее время он стал вести себя добропорядочно, ни от кого нареканий не поступает, – рассказывает участковый инспектор милиции Партизанского РУВД Кузьма Жихарко. – У Александра есть подруга, которая приезжает к нему, помогает по хозяйству. Да и товарищи по колонии тоже в беде не бросают: понимая, что он не может сам сходить в магазин, приносят продукты, а заодно и выпивку. В благодарность тот дает им временный кров.

Мужчина живет в двухкомнатной квартире своей младшей сестры во 2-м переулке Багратиона, 19. Родственница с мужем работает в службе такси в Москве. Она оплачивает коммуналку, иногда даже помогает брату деньгами, ведь пенсия по инвалидности у того совсем небольшая.

Когда мы пришли к Александру, в квартире был относительный порядок, видимо, накануне приезжала его возлюбленная и навела марафет. Хозяин занимался приготовлением обеда.

 

 

На стене в гостиной висел даже плазменный телевизор. Нерабочий, правда. На пыльных полках серванта стояли средства гигиены, лекарства, портреты родителей мужчины.

Они в Колодищах лежат. Смерть матери тяжело пережил, семь лет назад ушла. Она великолепной женщиной была! Ни разу из зоны без букета и подарков для нее не приезжал. Я ведь игрок – всегда освобождался с деньгами на кармане, – вздыхает Александр. – Кузьма Анатольевич, вы что-нибудь узнали по моей просьбе?

Оказалось, мужчина твердо решил встать на путь исправления и найти хоть какую-то подработку. Самостоятельно трудоустроиться даже не пытался, ведь уверен: попросту потратит время.

– Кому нужен ранее судимый инвалид? А вот если за меня капитан поручится – я точно не подведу. Могу работать руками, главное – чтобы на дому, – говорит Александр. – Жаль, институтов не оканчивал – тюремное образование только получил. А так было бы проще работу найти.   

Мужчина жалуется, что из пенсии удерживают долги по алиментам. Его 23-летняя дочь даже ходила в отдел принудительно исполнения, просила списать задолженность, но отказали, ведь взыскателем является не она, а ее мать.

– Я был женат. Однажды попался за хулиганку: компания во дворе шумела, мешала маленькому племяннику спать. Сестра сделала замечание – ей нагрубили. Пошел разбираться, нож с собой прихватил… Те мне четыре водочные бутылки о голову разбили – посмотрите, весь череп в шрамах. Чуть выжил! – вспоминает былое собеседник. – Меня тогда судили еще и за квартирную кражу. Услышав, что прокурор девятку запросил, сказал жене, что развожусь с ней. Ну не бывает святых баб, не дождалась бы! Ох, как она ревела…

Долг по алиментам у Александра немаленький – почти шесть тысяч рублей. У него в собственности есть доля в квартире в Серебрянке, которую он в свое время построил совместно с экс-супругой.

– Она долг прощать принципиально не хочет. Видать, до сих пор обиду держит. Взамен предлагал переписать на нее свою комнату – отказывается, – вздыхает минчанин. – Порой разозлюсь, накручу себя и думаю: продам долю в квартире, погашу долг, еще и на жизнь денег останется. Или цыган туда жить пущу. Но не смогу я так поступить – совесть не позволит, ведь там моя дочка живет с 2-летним ребенком. Она у меня по образованию переводчик, мастер спорта по художественной гимнастике. Знаете, вину чувствую, что столько лет был для нее отцом лишь по документам.

Участковый напоследок провел с Александром профилактическую беседу, попросил не курить в постели, ведь так и до пожара недалеко, а также пообещал узнать, какие есть вакансии надомной работы.

– Кузьма Анатольевич, не хочу больше в лагерь, хоть за эти годы оршанская «восьмерка» вторым домом стала. Все меня там знают. Но зеки не те уже – каждый сам за себя, братства нет, жизни по понятиям тоже. Уж лучше я на свободе зависну, – сказал на прощанье Александр.

Фото автора

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ