ВОТ МОЯ ДЕРЕВНЯ. «Нас чуть не расстреляли». О поселении, давшем название станции метро, и его жителях

Бывшее урочище Петровщина доживает последние деньки: вот-вот его полностью снесут. Каким оно нам запомнится? Об этом — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Улица Петровщина

Из метро выхожу на пр. Дзержинского.

Как пройти к деревне Петровщина? — спрашиваю у юноши и девушки.

Что? — удивляется пара. — Метро здесь, про деревню не слышали.

Только на четвертый раз наконец попадаются люди, которые указывают нужное направление, и я отправляюсь дальше.

Свой театр

Поселение Петровщина возникло на месте, весьма для жизни подходящем: земля там родила неплохо, вблизи протекала река Мышка, у переправы сходились две крупные дороги из Минска. Поселенцы занимались сельским хозяйством, рыболовством, торговали своей продукцией. Впервые населенный пункт упоминается в документах в XVI веке, но всё говорит о том, что возник он намного раньше.

Рядом с урочищем Петровщина археологи обнаружили один из курганных могильников племен дреговичей X–XI веков, — подтвердил местный краевед Геннадий Кокарь.  В 1970-е годы там проводили раскопки и нашли керамическую посуду, ножи, остатки деревянного ведра, украшения, возраст которых около тысячи лет. Это значит, деревня — примерно ровесница Минска. Называлась то Петровское, то Петровичи, то Петровщина.

В разное время поселенцы использовали курганы для хозяйственных нужд, оборудуя в них погреба. И тоже натыкались на артефакты. Когда началась застройка нового микрорайона, всё разровняли.

С годами населенный пункт увеличивался, — продолжил Г. Кокарь.  В 1567-м он принадлежал панам Крантовскому и Хмелевскому, в 1800-м — шляхтичу Жыжемскому. С середины XIX столетия его владельцами стали представители дворянского рода Черноцких. Это были люди весьма прогрессивных взглядов.

Когда в начале XX века у белорусской интеллигенции появилась идея создать национальный театр, пан Черноцкий предоставил для постановок свой дом. Весной 1906 года белорусский актер и режиссер Алесь Бурбис поставил в имении Петровщина пьесу украинского драматурга Марка Кропивницкого «По ревизии». На премьеру из Минска и с округи собралось более трех сотен зрителей. Для батраков и крестьян вход сделали бесплатным.

Жители бывшей деревни Петровщина Арсений и Мария

Старожилы

Прохожу мимо старого кладбища на пр. Дзержинского, сворачиваю правее, спускаюсь вниз и среди высоток замечаю крыши частных домов. Бывшая деревенька затерялась в низине. А вот и ул. Петровщина — всё, что осталось от населенного пункта с таким же названием. Никого не видно, но через пару минут из ближайшего дома выходит девушка. Зовут Мария, учится в местной школе. Рассказывает:

— Здесь когда-то обосновались мои предки по матери. Родились и живем сейчас мы: бабушка, мама, брат Арсений и я. Помню, в детстве за околицей пускали змея, играли в мяч, прятки, футбол. Зимой катались на санках с горки. Прямо с грядок рвали и ели огурчики. Где бы я ни была, всегда спешу сюда: мне кажется, что уютнее уголка нет на свете!

Владимиру, поселившемуся по соседству, дедовская хата досталась в наследство.

Обложили ее кирпичом, провели воду и газ, — поделился житель. — В доме у нас, да и почти у всех соседей, есть все удобства. Построил кирпичный гараж и вожусь со своей машиной…

— Сколько дворов уже снесли?

— Было около сотни, осталось примерно два десятка. Сидим на чемоданах.

Заброшенная колонка на месте снесенных домов

Черная полоса

Иду по улице. Постройки разные: и деревянные, и кирпичные, и вовсе развалюхи. Никого не встретив, стучусь в какую-то хату. Мне везет: хозяйка Евгения Константиновна — старожил Петровщины.

Выходишь, бывало, на крыльцо — и прямо перед тобой цветущий луг, до самого горизонта зеленые холмы, лесок вдалеке, — вспоминает собеседница.  Рядом река, вода в ней чистая и прозрачная! Мы купались и ловили рыбу. Когда грянула Великая Отечественная война, оккупанты сбросили на деревню десант и сожгли почти все дома. Нас погнали к старому кирпичному заводу. Там от упавшей бомбы образовалась огромная яма. Фашисты поставили нас на ее край и хотели расстрелять. Мимо проезжал немецкий офицер в большом чине. Он остановился и стал кричать на своих подчиненных. Нас отпустили.

Детская память Евгении Константиновны запечатлела еще один страшный эпизод:

Фашисты гнали по деревне военнопленных — наших бойцов. Они выглядели изможденными, но давать им ничего не разрешалось, иначе смерть. Один молоденький красноармеец увидел картошину на краю огорода, схватил и стал есть. Гитлеровец застрелил его на месте. Тот упал, а картошина так и осталась во рту. Когда стемнело, мы вернулись и похоронили парнишку. А после войны указали это место. Останки погибшего перенесли в братскую могилу, что возле Международного образовательного центра.

Самая крупная постройка — коттедж

Однофамильцы

В 1950–1960-е годы Петровщина входила в колхоз имени Молотова. Совсем близко подобрался город. Некоторые сельчане работали на минских предприятиях и, пока не пустили общественный транспорт, добирались туда и обратно пешком. Интересный факт: у многих жителей деревни были одинаковые фамилии — Мурашко. Можно предположить, что в старину здесь поселился кто-то один, а потом подтянулись и другие родственники.

Я вышла замуж за Виктора Мурашко и даже паспорт не меняла, потому что моя девичья фамилия тоже Мурашко, — говорит Евгения Константиновна.

— Чем занималась молодежь в свободное время?

— По соседству с нами жили музыканты-самоучки Куницкие. Они играли на цимбалах и гармошке, а мы плясали. Неподалеку находился Дом культуры силикатного комбината. Туда привозили фильмы «Чапаев», «Трактористы», «Весна». Смотрели их много раз.

Евгения Мурашко до пенсии трудилась в колхозе дояркой. Муж умер, дети выросли, появились внуки и правнуки. К дому сделали пристройку.

…Выхожу и иду туда, где улица сворачивает направо. Но меня ждет разочарование: все дома уже снесены. Здесь вырастет новый жилой район. На пустыре осталась лишь заброшенная колонка, из которой жители Петровщины когда-то брали воду.

Справочно

В 1978 году Петровщину включили в черту города. Важным событием для жителей стал первый автобусный маршрут (тогда № 41), соединивший бывшую деревню со столицей. Затем проложили дорогу и пустили троллейбусы. Позже появилось метро.

Фото автора

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ