ВОТ МОЯ ДЕРЕВНЯ. Воспоминания коренного жителя бывшей д. Лошица

Местные жители рабoтали в колхозе имени НКВД и на винзавoде. Корреспондент агентства «Минск-Новости» предлагает вспомнить истoрию села, кoтoрoе нахoдилoсь рядoм с oдним из самых живoписных паркoв стoлицы.

Лошицкая усадьба
Усадебный дом после реконструкции

Недавно побывала в Лошицкой усадьбе впервые после ее реставрации. Прошлась по дорожкам, любуясь самобытными объектами, редкими растениями. Дошла до бывшего панского дома. Видела его лет 10 назад, когда работы только начались. Сейчас усадьбу не узнать.

Добрый пан

В начале XX века имение принадлежало Евстафию Любанскому и считалось одним из лучших хозяйств Минской губернии. Двухэтажный дом с лепными карнизами, паркетными полами, изразцовыми каминами поражал роскошью и комфортом. Так же, как и огромный парк, выходивший к реке Лоше, или Лошице. На этом фоне почти незаметным было прилепившееся к противоположному берегу небольшое поселение. Там жила чернь, работавшая в поместье. С годами паны исчезли, а деревенька осталась. В 1985 году она вошла в состав Минска. В начале 2000-х вокруг началось строительство высоток. Хаты ожидал снос. Сейчас большинство из них отселены. Однако мне повезло — нашла местного аборигена Леонида Петрикевича. Дедушка, перешагнувший девятый десяток, рассказал о своей малой родине:

Тут поселились мои предки, всю жизнь прожил и я. Моя бабушка Лиза, 1842 года рождения, умерла в 100 лет. По ее воспоминаниям, в деревне стояло всего семь хат. Пан построил винокурню, кирпичную мельницу, корчму. Дед Иван трудился на спиртзаводе, а бабушка — на господской кухне. Любанский славился добротой и щедростью, устраивал для крестьянских детей праздники с танцами и сладостями. А когда его работница Агафья на сечкарне покалечила руку, подарил ей дом с постройками и домашней скотиной.

Всё вокруг колхозное

После революции крестьяне трудились в местном колхозе имени НКВД. Чтобы получить по трудодням побольше сельхозпродукции, во многих семьях к работе привлекали детей.

В 6 лет меня отправили пасти колхозных телят, — поделился Леонид Викентьевич. — Я заигрался с ребятами и про всё забыл. Телята разбежались и потоптали огороды. В тот же день меня уволили. Через пару лет стал пастушком при жеребятах. Всё повторилось: зазевался, лошади забежали на колхозные грядки и стали на спинах кататься. Односельчанки меня отругали, грядки подправили, но руководству не доложили.

В 1935-м в клуб впервые привезли кино. Смотреть фильм «Чапаев» собралась вся деревня — диво-то какое! Мест не осталось, и детвора улеглась на полу.

Вдруг видим: прямо на нас конница с саблями скачет. Жуть как перепугались и с воплями выскочили из клуба, — припoмнил Леонид Викентьевич.

Годы те были суровыми и голодными, крестьян раскулачивали, за малейшую провинность отдавали под суд.

Мой отец с соседом и колхозным бригадиром повезли на подводе в город капусту — сдавать по госпоставкам, — продолжил дедушка. — По пути сговорились кило 20 продать, мол, никто не заметит. Продали. На эти деньги после сдачи продукции купили бутылку водки, закуску. Затем повторили. Бригадир тоже пил, а потом взял и товарищей заложил. Сам отмазался, дескать, не знал, что на ворованное гуляли.

Мужичкам дали по 10 лет с конфискацией. У Петрикевичей забрали корову. Надо было как-то выживать. В Лоше водилась рыба, и Леонид часто рыбачил.

Однажды весной прорвало плотину. Рыба хлынула на берег. Кто чем, бросились ловить. Я возвращался с уроков. Полез в воду и руками поймал большого карпа, — пoхвастался сoбеседник.

Дети пешком ходили в школу за 5 км в Минск на улицу Денисовскую. Потом из города в Лошицу пустили автобус.

Он делал остановку как раз возле школы, — пояснил Леонид Викентьевич. — Денег на билеты не было, а проехать хотелось. Цеплялись с дружком к транспорту сзади и подъезжали к деревне. Шофер не раз гонялся за нами, чтобы надрать уши, но так и не поймал.

Бывшая деревня пошла под снос

Не жалея жизни

Во время Великой Отечественной жители деревни сражались на фронтах, помогали партизанам. Многие героически погибли. В Лошице действовала подпольная группа. Вместе с другими в нее входили Мария Чижевская и ее дочь Елена. Они получили задание: ликвидировать во время совещания в лошицком усадебном доме, где размещался штаб оккупантов, генерального комиссара Беларуси фон Готтберга. Мария работала в поместье экономкой и старшей поварихой, имела доступ во многие помещения. Женщинам передали взрывчатку, которую они должны были подложить в печь. Однако в последний момент диверсию раскрыли. Чижевских арестовали. Пытали, затем повесили. Там, где они погибли, установлен памятник, в честь отважных женщин названа одна из улиц Лошицы. Несмотря на юный возраст, защищать Родину довелось и Леониду Петрикевичу. Получил тяжелое ранение в голову, отмечен наградами.

Коварная червивка

Особое место в судьбе жителей Лошицы занимал местный винзавод. Он появился в конце 1920-х при местном колхозе.

В этом здании размещался винзавод

Наша семья и односельчане сдавали туда яблоки из своих садов, — вспоминает собеседник. — На заводе делали плодовые вина. Называли их червивкой, потому что в цеху давили всё подряд, не обращая внимания на качество. Мужики спорили между собой, вредно ли вино с червями. Сосед убедил всех одной фразой: «Да его ж спиртом обеззараживают!» Действительно, напиток был крепленый, 16-градусный. Продавали в магазинах по 90 копеек за бутылку.

На винзаводе трудилась большая часть населения деревни — и мужчины, и женщины. Тайно под одеждой выносили продукцию в грелках. Пили литрами. В конце концов, червивка аукнулась. Люди стали умирать, не выдерживали печень, сердце. От цирроза скoнчался отец Леонида Викентьевича, чуть позже — брат, соседи. Ему самому употреблять спиртное из-за ранения в голову врачи категорически запретили еще в 1944-м. Возможно, это спасло Петрикевичу жизнь.

О предстоящем сносе население бывшей деревни Лошица известили еще лет 10 назад. Никто особо не радовался, ведь корнями вросли в свою землю. И только Леонид Викентьевич не огорчился:

Всегда мечтал о квартире со всеми удобствами, чтобы не топить печь, не думать о дровах, не носить со двора воду. Нo и сюда, на малую рoдину, меня будет тянуть. Тoгда приеду, прoгуляюсь пo Лoшицкoму парку, пoсижу на лавoчке. Где еще увидишь такую красoту?

Справочно

Впервые Лошицкая усадьба упоминается в документах в 1557 году.

Фото автора и из Интернета

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ