Врач-нарколог: как родителям распознать подростковую зависимость

Заведующая подростковым отделением Минского городского клинического наркологического диспансера Людмила Шпаковская — о зависимостях, подростковых слабостях и взрослой мудрости.

— Людмила Аликовна, кто они — эти мальчики и девочки, попадающие под пристальное внимание врачей-наркологов? Из каких они семей?

— Нарисовать какую-то однозначную картину у нас не получится. Все ребята разные. Семьи, в которых они воспитываются, тоже не бывают исключительно неблагополучными. Нередко мы имеем дело с детьми, попавшими в поле зрения милиции. Однако, если подростка часто задерживали правоохранители, это еще не означает, что у него есть зависимость. Бывает так, что парень проводит много времени в пьющей компании, но при этом не употребляет спиртного. Как правило, ребята, впервые пробующие алкоголь и наркотики, делают это неосознанно. Созревание отделов мозга, ответственных за принятие взвешенных решений, происходит только к 21 году. А интерес к спиртсодержащим напиткам проявляется значительно раньше — в 10–12 лет.

— То есть ваши пациенты — 5–6-классники?

— Таких, к счастью, немного. В основном к нам попадают ребята постарше, лет пятнадцати, но уже с определенной историей болезни. Нам приходится разматывать целый клубок вопросов: как часто, как давно и с кем подросток употребляет спиртное, знает ли о вреде алкоголя… Нередко оказывается, что ребенок уже длительное время подвержен пьянству, что ситуация запущена родителями. Некоторые полагают, что к подростковым наркологам ребята попадают только по предписанию милиции. Это не так. Иногда их приводят родители. К сожалению, мамы и папы упускают тот момент, с которого началась проблема. Хотя он очень важен. Именно тогда, когда ребенок впервые пришел домой пьяным, должен состояться разбор полетов. (Сначала, безусловно, нужно оказать первую помощь: если требуется — промыть желудок, уложить спать.) Именно семья формирует жизненные и поведенческие ориентиры у подростка. С ребенком, который знает, что к его проблеме небезразличны близкие, работать легче. Но бывает, что семья неплохая, а ребенок становится наркоманом. Мое мнение: так происходит в семьях, где слаба духовная составляющая, где родители заняты исключительно работой, а свою любовь и заботу выражают только подарками. Но так не компенсируешь недостаток общения.

— Наверное, некоторые родители стараются утаить пагубное пристрастие ребенка к алкоголю?

— Чаще всего отец и мать приходят к подростковому наркологу испуганными, безвольными или, наоборот, агрессивно настроенными. Это не лучшие варианты для сотрудничества. У некоторых срабатывает ложная защитная реакция — молчать, затаиться и за помощью не обращаться. Мамы и папы, поймите: приходить к специалистам нужно в тот момент, когда вы почувствовали, что ребенок от вас отдаляется, что происходит что-то непонятное. Об этом визите не узнает ни школа, ни училище, ни колледж. Пока ребенок не преступил черту закона, любую помощь оказываем анонимно, бесплатно и в полном объеме. Только сотрудничество родителей и специалистов приводит к успеху. Нужно признать, что у подростка нет еще достаточного жизненного опыта, а потому он имеет право на ошибку. Бывает, что не вызывают скорую помощь пьяному сыну или дочери, чтобы неблаговидная информация не выплыла наружу. Но вызывать медиков необходимо, чтобы сохранить ребенку здоровье, а порой и спасти жизнь. Да, в таком случае об анонимности речи не идет. Однако мое личное убеждение — пусть подросток побудет какое-то время под наблюдением врача-нарколога, зато гарантированно останется жив. Поверьте, никто из нас не ставит себе целью перекроить чью-то молодую жизнь, поставить на ней клеймо.

— А как быть с алкоголем? Слишком неубедительны бывают взрослые, когда рассказывают о его вреде…

— Действительно, даже в самой положительной семье хоть пару раз в год на столе появляется спиртное. Поэтому на собственном примере показывайте, что вам на весь вечер хватает бокала шампанского. И что спиртное за праздничным столом — не самое главное, не для него собрались. Заметила, взрослые часто оказываются жестче и непримиримее к детям, чем к себе самим. Бывает, что проблемный ребенок готов меняться, а семья — нет. Тут уже приходится взывать к мудрости родителей и просить их дать шанс своему чаду на нормальную жизнь.

— Зачастую дети попадают в наркотическую ловушку. А эта беда куда страшнее и непонятнее.

— К сожалению, первая проба синтетических, «дизайнерских» наркотиков может стать и последней. Многие родители практически ничего не знают об этой угрозе. Поэтому наши специалисты приходят на собрания в школу, в рабочие коллективы предприятий и рассказывают, на что обращать внимание в поведении ребенка, как нужно разговаривать с сыном или дочкой о вреде наркотиков. В беседах с детьми следует акцентировать внимание на ценности собственного здоровья. Часто слышу от подростков: «Хочу в этой жизни попробовать все!» На это отвечаю: «Все не получится, что-то тебя обязательно убьет, остальное в любом случае останется неиспробованным. Так, может, не надо ставить эксперименты над собственным будущим?»

Задача родителей научить детей четко понимать: любое неизвестное им вещество может нанести вред. В моей практике нередки случаи, когда таблетка от головной боли, предложенная в компании подростку, оказывалась на самом деле наркотиком. Сейчас, к счастью, количество детей, употребляющих спайсы, уменьшается. Самым тяжелым был 2013 год. Тогда школьники, попадая к нам, говорили, что из класса лишь малая толика ребят не пробовала! Распространители предлагали яд практически всем. А значит, детей следует учить говорить четкое «нет». Так, чтобы в голосе не было даже нотки сомнения. Часто дети пробуют наркотики, когда не могут справиться со стрессовой ситуацией. А в нее, кстати, их нередко загоняют сами взрослые.

— Людмила Аликовна, интересно знать ваше мнение по поводу ужесточения уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств.

— Ужесточение закона принесло положительные результаты. Могу уверенно заявить, что показательные суды охладили пыл многих потенциальных распространителей отравы. Наказание за хладнокровные убийства (а иначе я не могу назвать действия продавцов «дури») должно быть жестким и достаточно тяжелым. Что касается попавшихся на распространении подростков, то для них суд и тюрьма — ломка психики, драма всей жизни. Но для того чтобы остановить волну преступлений, нужны жесткие меры. Другое дело, что можно освобождать условно досрочно тех, кто осознал свою вину и готов начать жизнь заново.

Где в столице помогают подросткам избавиться от наркозависимости

Самое читаемое