Врач-нефролог: без энергии добра в медицине делать нечего

По мнению главного внештатного детского нефролога комитета по здравоохранению Мингорисполкома Натальи Тур, в медицине нечего делать без энергии добра.

Восхищенный отзыв о заведующей нефрологическим отделением Республиканского центра детской нефрологии и заместительной почечной терапии 2-й городской детской клинической больницы (ГДКБ), главном внештатном детском нефрологе комитета по здравоохранению Мингорисполкома Наталье Тур корреспондент агентства «Минск-Новости» впервые услышала от коллеги-журналистки, чья внучка с заболеванием почек оказалась ее пациенткой.

— Месяц Полинка провела в больнице, и все это время мы с дочерью не переставали удивляться, как участливо Наталья Иосифовна относится к детям и родителям. В отделении на редкость доброжелательная атмосфера. Внучка при выписке даже предложила забрать Наталью Иосифовну с собой, — рассказывала коллега.

Ключевое слово

При личном общении с Натальей Тур убеждаешься: врач — исключительная профессия. Это и наука, и искусство. Почему наука — очевидно: без знаний нет медика, способного оказать квалифицированную помощь. А искусство… Трудно представить, что Наталья Иосифовна входит в палату к ребенку без улыбки. А сколько ласковых слов находит она, разговаривая с юными пациентами, называет их зайчиками, солнышками, котиками, красавчиками, пупсиками… И на душе становится теплее и легче.

— Для меня слово «любовь» — ключевое в медицине, и в частности детской нефрологии, — отмечает Наталья Иосифовна. — Без энергии добра врачам никак не обойтись. Мне кажется, среди педиатров редко встречаются толстокожие. Невозможно привыкнуть к страданиям ребятишек, к родительскому горю. Больной ребенок меняет жизнь всей семьи! И я искренне сочувствую людям, стараюсь найти такие слова, которые, окажись в беде, хотела бы услышать сама. Медицина развивается невероятными темпами. Высококлассных специалистов достаточно, оснащение учреждений здравоохранения заметно улучшилось. Но больные по-прежнему остро нуждаются в сочувствии. С человеком, имеющим патологию средней тяжести, можно поговорить так, что он впадет в отчаяние, а можно найти слова, которые поддержат его, и ему захочется бороться за выздоровление.

Фантастический рывок нефрологии

По словам Натальи Иосифовны, детская нефрология совершила фантастический рывок в развитии за последние два десятилетия. Тех, кто еще 10 лет назад умирал, сегодня с успехом лечат. Когда Наталья Тур в 1989 году пришла в 2-ю ГДКБ, ребятишки с терминальной стадией хронической почечной недостаточности погибали из-за отсутствия заместительной почечной терапии. В 1997-м в клинике открылось отделение гемодиализа, и прежде безнадежных детей начали спасать. В 2003-м внедрили метод перитонеального диализа: его можно применять у новорожденных с первых дней жизни. С апреля 2009-го здесь проведены более 100 операций по трансплантации почек у детей. Неоспоримы успехи в лечении таких тяжелых патологий, как нефротический синдром, волчаночный нефрит, острая почечная недостаточность.

— Очень важно наладить профилактику заболеваний почек и мочевыводящих путей, — подчеркивает Наталья Тур. — У детей они протекают стерто, латентно, что затрудняет диагностику. Глядя на веселого активного ребенка, родители часто не подозревают о недуге и обращаются к врачам уже на запущенных стадиях. Если бы педиатры в поликлиниках своевременно выявляли и направляли к нам таких пациентов, то можно было бы избежать тяжелых инвалидизирующих форм, которые требуют дорогостоящего лечения.

Как главный внештатный детский нефролог комитета по здравоохранению Мингорисполкома Наталья Тур сама постоянно учится, обучает коллег, представляет достижения отечественной нефрологии за рубежом. Прошла стажировки в клинике университета Лёвена в Бельгии, госпитале Ниццы во Франции, клинике Хайдельберга в Германии. По возвращении старалась применять европейские достижения. Сегодня Республиканский центр детской нефрологии и заместительной почечной терапии 2-й ГДКБ хорошо знают за рубежом. Он занимает лидирующие позиции среди профильных учреждений на постсоветском пространстве. На базе больницы действует европейская школа по детской нефрологии.

— Хотелось бы побыстрее научиться воздействовать на гены, ответственные за развитие у детей наследственных и тяжелое течение приобретенных нефропатий. А еще надеюсь, что в скором времени вместо 15 пациентов, как сейчас, на каждого специалиста-нефролога в центре будет не более 5–7. Это позволит сконцентрировать внимание на самых сложных и тяжелых. Остальные смогут получать помощь амбулаторно. Такая модель сэкономит огромные деньги, — делится профессиональной мечтой Наталья Тур.

Источник силы

Она возглавила отделение в 35 и вот уже почти 20 лет заведует им. Считает коллектив одним из главных своих достижений. Четырех врачей-неф­рологов — Светлану Крохину, Юлию Шинкоренко, Анжелику Борычеву, Алину Дударевич — Наталья Иосифовна оценивает как уникальных специалистов, профессионалов высочайшего класса. Повезло и с чуткими, сострадающими медсестрами и санитарками.

— У нас женский коллектив, у всех семьи, дети. И, конечно, стараюсь входить в положение сотрудников, ведь в жизни случается всякое, — признается Наталья Тур. — Но при этом напоминаю: личные неурядицы надо оставлять за порогом отделения, чтобы они не отражались на пациентах. Найти золотую середину между профессиональной требовательностью и человечностью непросто, но именно такой баланс обеспечивает здоровую атмосферу в отделении. Безусловно, иногда она невероятно устает от нагрузок, ответственности, звонков, которые поступают и ночью, и в выходные. Тогда старается выехать на дачу. Чистый воздух, пение птиц, созерцание природы — лучшее восстанавливающее средство. Трижды в неделю плавает в бассейне, а из клиники возвращается домой пешком.

— Но, как ни парадоксально, сама работа — мой главный энергетический источник, — говорит Наталья Иосифовна. — Когда поступивший в очень тяжелом состоянии ребенок идет на поправку, испытываешь огромный прилив энтузиазма. Нам, взрослым, вообще нужно учиться мужеству у детей. Не устаю поражаться их жизненной силе. У малыша тяжелейший нефрит, ребенок неимоверно страдает. Но становится легче — уже смеется. Многие сложные пациенты выздоравливают, оканчивают вузы, создают семьи, у них рождаются дети. Радуешься за них, как за родных.

Когда-то Наталья Шпаковская (это девичья фамилия нашей героини), выпускница школы с углубленным изучением французского языка, мечтала стать переводчиком. Но в тот год девочек на переводческий факультет иняза не принимали. И она отнесла документы в медицинский. По ее примеру в МГМИ (теперь БГМУ) поступила младшая сестра, Анна. Хирургом-онкологом трудится в Минском городском клиническом онкодиспансере сын Антон. И она совсем не против, чтобы кто-то из ее внуков — Никита или Ваня — в будущем стал врачом.

Фото Сергея Лукашова

 

Самое читаемое