ВРЕМЯ ЖЕНЩИН. Ольга Григорьева: «Как в бизнесе, так и в журналистике многое строится на человеческих взаимоотношениях»

О ежедневном героизме медиков, нюансах и будущем печатного слова говорим с обозревателем отдела медицины и спорта агентства «Минск-Новости» Ольгой Григорьевой, удостоенной почетного звания «Минский мастер».

Ольга Григорьева— Ольга, почему в журналистике ты выбрала именно медицинскую тематику? Может, сама когда-то мечтала стать врачом?

— Не мечтала. (Улыбается.) Все очень прозаично: эта тема была свободной. Сначала вела научную тематику, позже стала писать о медицине. В журналистику, кстати, пришла не сразу, хотя с детства любила печатное слово, дома выписывали много газет и журналов. Но тогда и не думала о профессии журналиста. Хотела заботиться о малышах, которых оставили родители, и какое-то время работала в детском доме. Наверное, на мое стремление быть полезной брошенным детям повлияли прочитанные книги. Как пел Владимир Высоцкий, «значит, нужные книги ты в детстве читал…».

В школе легко давались многие предметы, в том числе языки, физика. А еще профессионально занималась плаванием. В итоге поступила в БГУ на факультет радиофизики и электроники. Учиться было несложно, но по специальности не работала ни дня. В журналистику меня привели мамины друзья супруги Николай и Нина Кернога. Николай Захарович в то время был первым заместителем генерального директора Белорусского телеграфного агентства, Нина Федоровна работала в газете «Рэспублiка». Часто бывала у них в гостях, много беседовали о профессиональной деятельности. Они считали, что у меня логический склад ума, умение излагать мысли на бумаге, а это для журналиста важно. Первый свой опыт получила в БелТА. Николай Захарович и Нина Федоровна стали моими наставниками. Писала я, к слову, статьи и заметки на экономические темы — только такая вакансия была тогда. Позже, когда работала в «Советской Белоруссии», стала вести медицину: мне было интересно. Хорошо помню первого врача, о котором написала. Это травматолог-ортопед Минской областной клинической больницы профессор Александр Руцкий. Говорили об операциях по замене суставов.

В начале 2000-х появилась городская газета «Минский курьер», и я ушла туда.

— Твои интервью с врачами читаешь на одном дыхании. Написано легко, увлекательно, с практическими советами о том, что волнует всех нас. Есть у тебя какие-то профессиональные наработки — как разговорить собеседника, вызвать доверие?

— В «Минском курьере» многому научилась благодаря Григорию Ивановичу Новикову, который тогда возглавлял агентство «Минск-Новости», а в состав его входил «МК». Нужно писать о том, что тебе интересно, и так, чтобы это было интересно другим. Исходя из этого правила очень легко брать интервью: неважно, профессор перед тобой или обычная медсестра. И темы всякий раз находить актуальные и востребованные читателем. Не скрою, поначалу шла на поводу у собеседников, и мои тексты изобиловали малопонятными длинными медицинскими терминами. Постепенно стала писать понятно и просто.

Нет особых секретов, как разговорить медиков. Я беседую с теми, кто мне нравится, кто лег на душу. Иначе разговора не получится — в лучшем случае сделаю небольшую заметку. Как в бизнесе, так и в журналистике многое строится на человеческих взаимоотношениях. Важно, когда собеседник начал раскрываться, не перебивать его, а внимательно слушать. Искренне восхищаюсь врачами, их профессия — одна из главных на планете.

Ольга Григорьева— В период пандемии ты, как и столичные медики, была на коронавирусной передовой. Писала о героическом труде медработников в эти непростые месяцы, делала репортажи из клиник, ходила на стримы, напоминала минчанам о профилактике и мерах безопасности… Страшно ли было посещать больницы и поликлиники? Ведь там можно было подцепить инфекцию. И что тебя впечатлило больше всего в этот период?

— Признаюсь, было немного страшно, но риск заразиться был сведен к минимуму. Зачастую мы с врачами встречались на улице. Если и заходила в клинику, то общение проходило в чистой зоне. Мои собеседники научили меня действенным правилам безопасности: как носить маску, обрабатывать руки и поверхности в доме. Я об этом уже рассказывала с газетных страниц читателям.

Не представляю, как сами медработники выдерживали дежурство в скафандрах… Мне хватило той экипировки, в которую я обычно облачалась, когда входила в операционные в прежние времена.

Да, историй, интервью было много. Запомнился репортаж из детской инфекционной больницы, сделанный в первые недели пандемии. С какой заботой там относились врачи и медсестры к маленьким пациентам и их родителям, ведь госпитализировали целыми семьями! В памяти осталась и история одной роженицы. Минчанка заболела на последнем месяце беременности. Столичные медики помогли и ребенку родиться на свет здоровым, и мамочку выходили.

Много теплых слов звучало в адрес медработников во время пандемии коронавируса, врачей называли героями. Но, поверь, не меньший героизм они демонстрируют в обычное время — те же хирурги, анестезиологи, реаниматологи, специалисты, которые лечат пациентов с тяжелыми генетическими заболеваниями и выхаживают недоношенных малышей. Меня восхищают трансплантологи, делающие уникальные операции, и участковые терапевты, которые ежедневно принимают пациентов в поликлиниках, а потом отправляются по визитам, проходя десятки километров и сотни ступенек.

В операционную входишь с особым трепетом, ибо понимаешь: здесь руками медиков творятся настоящие чудеса. Это нечто фантастическое! Ты видишь, как останавливают сердце, а спустя время, когда многочасовая операция завершена, снова запускают его. Человеку, который был фактически обречен, дарят вторую жизнь.

В моей копилке десятки удивительных историй. В июне на страницах «Вечерки» мы вернулись к героям одной моей статьи — хирургу РНПЦ оториноларингологии Марине Песоцкой и ее юной пациентке Аделине Синькевич. Малышка родилась глухой из-за генетической мутации. Пять лет назад ей с помощью кохлеарной имплантации вернули слух. Сегодня девочка растет и развивается как обычный счастливый ребенок.

Ольга Григорьева— Как проводят досуг, отдыхают от сложных врачебных будней твои герои, мы знаем из твоих материалов. А какую перезагрузку выбирает журналист, пишущий о медицине?

— Мне нравится отдых на природе. Обожаю море и солнце — для меня это идеальный отпуск. Выбираю тихое уединенное место. Люблю слушать рок, а еще релакс, того же Стинга, «Энигму». Разгрузиться помогает и чтение: предпочитаю печатные книги, а не электронные. Совершенно другое восприятие текста. А вот медицинские сериалы сейчас не смотрю. Раньше любила «Скорую помощь» с Джорджем Клуни в главной роли. Но будни реальной клиники куда круче кино, о чем и рассказывают герои моего проекта «Доктор» в «Вечерке».

Вернуть душевное равновесие помогают и мои питомцы. К слову, о людях сужу по их отношению к животным. У меня четверо подопечных: лабрадор Вита (мы взяли собаку из приюта), кот Мартин и кошки Лолита и Алиса. Лолиту я подобрала на улице, когда делала репортаж об открытии общежития для медработников на ул. Выготского. Младшая дочь Диана, которая живет со мной, меня поддержала. Кошка была такой замученной, тощей. Отвезли бедняжку в ветклинику, где работает врачом моя старшая дочь Яна. Вылечили. С Алисой похожая история.

— Уже как у обладателя звания «Минский мастер» в области столичных СМИ хочу поинтересоваться твоим личным мнением о будущем СМИ. Останется в почете лишь Интернет, как утверждают некоторые? В каком виде сохранятся газеты, журналы, телевидение?

Конечно, та роль, которую сегодня играют электронные СМИ, несопоставима с ролью печатных изданий. Информационные порталы, YouTube-каналы подают информацию в онлайн-режиме. И в этом их огромное преимущество. Но, думаю, газеты еще сохраняют свои позиции. Печатное слово востребовано, особенно у старшего поколения. Да и студенческая молодежь с интересом листала «Вечерку», когда находилась на коронавирусном карантине. Так что диалог с читателями продолжаем!

Фото Тамары Хамицевич

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ