ВРЕМЯ ЖЕНЩИН. Пианистка Татьяна Старченко: «Когда музыка звучит повсюду, можно сойти с ума!»

Как звучит большой город, чему научила музыкантов пандемия и почему пианистки не делают маникюр — об этом и не только корреспондент агентства «Минск-Новости» побеседовала с солисткой Белгосфилармонии, автором и хозяйкой «Музыкальной гостиной» Татьяной Старченко.

Экология слуха

Татьяна Геннадьевна, вот-вот «Музыкальная гостиная» откроет новый сезон. Любимый филармонической публикой проект существует уже более 20 лет. Наверное, очень непросто все время быть в творческом поиске, находить свежие идеи. Что вас заставляет двигаться вперед?

Профессионализм, который достигается ежедневным многочасовым трудом. Музыканты ведь всю жизнь учатся и сдают экзамены, так что постоянный стресс — наше естественное состояние (улыбается). Сольный концерт — тяжелая работа, а быть руководителем коллектива, выходя при этом на сцену в каждой программе, и почти в каждую программу включать премьеры — задача очень трудная. Вы даже по афишам могли заметить: такого разнообразия жанров, как в «Музыкальной гостиной», нет нигде. Конечно, можно высоко говорить о вдохновении, но в нашем деле нет смысла его ждать — это редкие моменты. А чтобы они появились, необходимо многим интересоваться: читать, путешествовать, смотреть новые спектакли, слушать музыку… Да просто жить!

Пандемия коронавируса серьезно повлияла на жизнь музыкантов. Чему научила она лично вас?

Хорошо помню, как в прошлом году с началом пандемии все просто встало. Конечно, каждый из нас мог сам по себе репетировать, хотя концерты мы все равно делали, в этом и преимущество камерного жанра. Тяжелее всего оказалось большим коллективам, особенно поющим: специфика пения — повышенный риск распространения инфекции. Нам, к сожалению, тоже не удалось избежать заражения…

Пандемия многому научила, и не только в плане соблюдения санитарно-гигиенических правил. Мы не сидели, как Аленушка в известной картине, на берегу пруда. Успешно освоили музейное и усадебное пространство. Играли в Несвижском дворце, Лошицкой усадьбе, Художественной галерее Михаила Савицкого, Национальном художественном музее. Кроме того, я записала большой цикл «Домашних концертов», их можно найти на YouTube. И мы рады, что сейчас можем вернуться в обычную жизнь. В новом сезоне «Музыкальная гостиная» представит немало интересных концертов. Есть у нас и замечательная рубрика «Созвучие», где соседствуют стихи и музыка. Когда я была студенткой консерватории в Нижнем Новгороде, мы всегда ходили на литературные абонементы Сергея Юрского, Михаила Козакова, Дмитрия Журавлева. Времена меняются, а поэзия по-прежнему востребована.

— Сложно найти это созвучие поэзии и музыки?

— Для меня — нет. Но должны были пройти годы творческой жизни, чтобы эти созвучия родились. Годы постоянного чтения стихов, годы непрерывных выступлений на сцене. Ведь, по сути, это мало кто может: читать наизусть стихи, а потом садиться за рояль и играть! Этим руководят разные полушария головного мозга, и переключать их непросто. А когда это делает один человек и с легкостью, кажется, что все лежит на поверхности…

Профессия пианиста вообще мужская, женщинам в ней сложно, особенно когда есть семья. Женщины-пианистки знают: дети заболевают именно в день сольного концерта. Это можно объяснить тем, что энергетически ты отвлекаешься на другое, и ребенок интуитивно хочет вернуть мамино внимание. Что делать? Выходить на сцену! Очень люблю выражение: мужчина-артист — меньше чем мужчина, а женщина-артистка — больше чем женщина. Потому что нагрузка у нее гораздо выше.

— Есть какие-то профессиональные заболевания у пианистов?

— Проблемы с позвоночником неминуемо возникают у всех музыкантов. Страдают и руки. Кто-то со временем уходит из профессии. Можно долго говорить о том, что надо заниматься физкультурой, тем более что я сама из спортивной семьи, несколько лет играла в волейбол, была чемпионкой музыкального училища по легкой атлетике. Но на постоянные занятия спортом просто не хватает времени и сил. С радостью могу сесть на велосипед, люблю долгие пешие прогулки. А вот в спортивный зал ходить перестала, когда поняла, как он меня раздражает фоновой музыкой. Есть такое понятие «экология слуха». К сожалению, у нас ее не соблюдают. Когда музыка звучит повсюду — в парке, магазине, кафе, спортзале, транспорте, — можно сойти с ума!

Как звучит Минск

— У каждого города свой неповторимый облик. Говорят, что архитектура — это застывшая музыка. Как для вас, пианиста, звучит Минск?

Минск очень люблю, он стал для меня по-настоящему родным. Старинных зданий здесь сохранилось мало, после войны город был фактически отстроен заново, но все же в его архитектурной мелодии присутствует некая европейская интонация… У каждого города свое звучание для меня. Например, бываю в местах, откуда родом, на Волге, и слезы наворачиваются, когда идет теплоход, а над рекой разливается песня «Как провожают пароходы? Совсем не так, как поезда…» Аркадия Островского. Этим летом мы давали концерты в Несвиже. Создали программу «Сны о Несвиже», куда вошли старинная музыка Матея Радзивилла, сюита Галины Гореловой «Успамiн аб Несвiжы» для клавесина и гитары, произведения Шопена и Огинского. Несвиж для меня теперь звучит так.

Что касается белорусской столицы, то я бы могла ответить стандартно: наш город ассоциируется с «Песней про Минск» Игоря Лученка, которую играют часы на ратуше, но это будет не совсем так. Все же разные районы имеют свое звучание: Верхний город с прилегающими старыми кварталами и пешеходными улицами, пр. Независимости с его сталинским ампиром, площадь Якуба Коласа, динамичный пр. Дзержинского… Всякий раз, проезжая по Минску, влюбляюсь в него заново. С гордостью показываю своим гостям. Он дорог сердцу. Но мне сложно сейчас определить, как звучит мой любимый город.

Значит, у «Музыкальной гостиной» появится новая творческая задача — к 955-летию Минска, которое мы будем отмечать в следующем году, создать программу, где из музыки разных авторов будет соткан облик нашего города, и представить ее в концертном зале «Верхний город».

Спасибо за прекрасную идею! Я, кстати, одной из первых стала выступать в этом концертном зале в самом сердце Минска. Выходишь из него и попадаешь в Пространство Красоты — архитектура площади Свободы, открывающаяся панорама на Троицкое предместье, величественные храмы…

В концертном фраке

— Кто формирует стиль пианиста, подбирает сценические костюмы?

В большинстве своем пианисты — консерваторы. Одно время не могла выходить на сцену с макияжем, он мне мешал. И одежду выбирала такую, чтобы ничто не отвлекало от музыки. Моя замечательная подруга — народная артистка Беларуси Наталия Гайда — часто упрекает: «Почему ты опять в черном? Надела бы на концерт что-то яркое!» Отвечаю: «Наталия Викторовна, я же не певица, а пианист. Играю Баха и Моцарта. Какое цветное?! Мне надо, чтобы было удобно». Кстати, я была первой женщиной-музыкантом в Беларуси, у которой появился концертный фрак. Ощущение стиля родилось в процессе многолетней работы на сцене. Музыку Баха играю в одном костюме, Шопена — в другом, Гласса и Наймана — в третьем. Иногда даже могу переодеться ко второму отделению концерта. Но все же главное для пианиста — играть на рояле, одежда — вторичное.

— Для пианиста важны руки. Вы как-то особенно ухаживаете за ними?

— У пианистов есть свои наработанные мозоли, при маникюре они снимаются, поэтому я его не делаю. Кончики пальцев у ногтей должны быть очень жесткими, а сами ногти — не слишком короткими, иначе о клавиши разобьешь в кровь все пальцы. Использую много кремов, чтобы кожа не была пересушенной.

— Периоды тишины себе устраиваете?

— Конечно. Муж от этого страдает. Он очень любит музыку, а я прихожу домой после концерта и прошу тишины, чтобы ухо немного отдохнуло.

— Супруг приходит на ваши концерты?

— Всегда, если может. Большое счастье, когда твой любимый человек рядом. Мы уже 30 лет вместе. Муж некоторую музыку знает лучше меня, хотя он не музыкант, а филолог. Когда мы путешествуем, чаще он бывает инициатором наших посещений концертов или спектаклей. И с таким же удовольствием бываем на спортивных соревнованиях: на футболе, баскетболе, волейболе, теннисе. Оба любим спорт, литературу, кино, у нас одинаковое чувство юмора. Причем во многих вещах мы можем не совпадать. Но супруги и не должны быть одинаковыми. Интересно открывать друг другу что-то новое, обмениваться мнениями, спорить.

У нас замечательный сын, с которым мы очень близки. Умный, талантливый парень, он умеет восхищаться людьми, испытывает счастье, когда делает добрые дела. Для меня это ценные качества.

Знаю, что среди ваших талантов есть еще один — кулинарный. Можете ужин превратить в настоящий концерт?

— Могу! У нас есть небольшой домик в деревне, где мы иногда собираемся с участниками «Музыкальной гостиной». Люблю и умею принимать гостей, с удовольствием для них готовлю. Это символ счастья, когда в доме пахнет пирогами.

Фото из личного архива Татьяны Старченко

Еще материалы рубрики:

ВРЕМЯ ЖЕНЩИН. «Готовим специалистов в области финансов». Поговорили с директором одного из столичных колледжей

ВРЕМЯ ЖЕНЩИН. Марина Суперфин — о том, почему меняет график движения автобусов в Минске, и любви к Синеокой

ВРЕМЯ ЖЕНЩИН. Была таксистом, сейчас — водитель на скорой. Поговорили с обаятельной минчанкой Светланой Скрундь

ВРЕМЯ ЖЕНЩИН. «Уметь балансировать, договариваться». Лариса Волкова — о профессиональном пути и профсоюзной работе

ВРЕМЯ ЖЕНЩИН. О семье, месте в жизни и молодежи говорим с профессором Ириной Калачевой

Смотрите также:

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ