ВРЕМЯ ЖЕНЩИН. Тамара Лисицкая: только здоровая самооценка спасет от атак абьюзера и убережет от связи с ним

О проблеме психологического насилия в семье корреспондент агентства «Минск-Новости» поговорила с писательницей, поэтом, сценаристом, теле- и радиоведущей, волонтером детского онкоцентра, мамой троих детей Тамарой Лисицкой. Именно эта тема будет поднята в новой книге известной писательницы.

Тамара, в своих произведениях вы пишете о том, что волнует многих. Почему сейчас решили акцентировать внимание на абьюзивных отношениях? Где находите героев, ведь многие до сих пор не готовы выносить сор из избы?

— Проблема семейного насилия появилась не сегодня, но долгие годы замалчивалась. И когда кто-то первым отважился озвучить ее, то словно обрушилась снежная лавина и общество стало об этом говорить. Абьюз — насилие над близким человеком (обычно психологическое, но также физическое, сексуальное, экономическое), а абьюзер — человек, который подвергает других насилию. В своих блогах в соцсети я предложила людям на условии анонимности поделиться историями. Сегодня их уже около 30. «Дело житейское» — такое у книги рабочее название. Жанр вырисовывается сложный — документальная драма плюс аналитика специалистов. Делаю литературную обработку исповедей-интервью: оставляю сюжет, проблемы, но какие-то детали, обстоятельства, имена героев меняю. Есть намерения издать книгу в начале 2020 года. Тут многое зависит от скорости моей работы, а она пока не слишком высока… Я же в настоящем времени живу, лавируя между бытом, зарабатыванием денег и решениями в реальности тех самых вопросов, которые будут обозначены в книге.

Если копнуть глубже, то у каждого из нас найдутся знакомые обоих полов, которые говорят о невозможности жить в семье из-за постоянного давления, агрессии, унижения. И это как раз вопрос новой этики, которая формируется здесь и сейчас. Это глобальная трансформация мировоззрения, переход от управления силой к равноправному партнерству. Думаю, еще в этом столетии нормы отношений изменятся. Но пока всё еще прав тот, кто сильнее, наглее, у кого в руках фактический кошелек.

Мы вступаем в эпоху, когда кулак и агрессия перестают быть единственным аргументом в решении задачи. Мир с его технологиями и новыми запросами с треском, вздохом переходит в категорию «разум и чувства». Мы на пороге уже описанной «эры милосердия». Но пока, скажем так, нога занесена, а основной массив общественного тела еще не двинулся вперед. Положение очень шаткое, согласитесь. Это вызывает беспокойство, злость у тех, кто привык жить в прежней матрице. И в этом сложном переходном периоде слабым, уязвимым физически и экономически людям, бывшим одобренным обществом жертвам приходится вдвойне трудно. Они тащат на себе груз всех тех ран, болячек и эмоциональных инфекций, которыми их наградили влиятельные и любимые паразиты. У них отбито чувство уверенности, размазана об асфальт самооценка, выжжена сила воли. Они, возможно, потеряли бизнес, карьеру, лучшие годы… Ведь жизнь с абьюзером всегда заканчивается большими потерями, в том числе и финансовыми. Так вот на них, на этих жертв, посмевших поднять голову, сверху еще и тонна народного гнева наваливается. «А куда смотрел, когда женился?», «А зачем было столько терпеть?», «Вот я бы ни за что не позволила себя ударить». И жертве надо пройти двойное чистилище — сначала в семье, а потом в общественном пространстве. Пройти, выстоять и заявить свое право не молчать. Это не вынос сора из избы. Это право на правду и рефлексию.

Я, конечно, не решу глобальные этические вопросы. Но несколько десятков голосов смогу провести в медийное пространство. Очень важно, чтобы человек, находящийся в этом вакууме страха и непонимания, что же происходит, увидел, что он не один такой. Как только появляется ощущение сообщества, когда ты можешь с кем-то это обсудить, не шарахаясь, то получаешь огромный заряд энергии. А сил, как правило, к моменту осознания проблемы почти не остается. Поэтому очень важно, чтобы эта тема звучала — и как предмет для осознания и корректировки настроек, и как спасательный маячок жертвам.

— И к каким выводам вы приходите вместе с героями будущей книги? Почему становится возможным психологическое насилие в семье?

Это описанные разными психологическими школами травмы детства, а также определенные комплексы — спасателя, отличника. На первый взгляд кажется абсурдной ситуация: в детстве на вас кто-то постоянно орет, бьет вас, гонит в угол, что-то от вас требует и вечно недоволен вами. Став взрослыми, вы должны избегать подобного. Не так ли? Но поразительным образом вы снова ищете себе насильника. Просто вы тревожны, привыкли жить под пятой, вам надо, чтобы на вас кричали. Это один сценарий. Другой — вас с малых лет учат быть хорошим, помогать всем. Вы берете на себя эту ответственность и до последнего будете ее нести. Вечный отличник-спасатель полностью откажется от своего мнения, комфорта, бросит все силы на создание условий партнеру. Что им будет двигать — желание получить одобрение или убедиться, что второму человеку хорошо, — это уже не так важно. Важно, что спасатель уязвим и долгие годы будет мучительно искать ответ: что же не так? Почему в семье всё так трудно? Почему партнер всегда холоден, зол, недоволен? Вы будете варить еще больше супа, бесконечно худеть и заискивать, брать третью, четвертую подработку, но одобрения и покоя так и не получите. Только унижение, презрение, давление, истерики. В этом весь беспросветный ужас жизни с абьюзером — нет правил и мало просветов, зато много страха, унижения и боли. За годы жизни жертва урезает себя до состояния эмоционального скелета, полностью отказываясь от своих интересов в угоду насильнику. Чем закончится эта история? Скорее всего, ничем хорошим. Как только жертва сломается окончательно, ее бросят без жалости. Заболевшую, погасшую, еще и назвав предательницей, ведь она посмела утратить прежнюю красоту. А если она сама попыталась уйти — предала, потому что перестала терпеть. Абьюзер такого не прощает.

— Как рассмотреть абьюзера на начальном этапе?

Увы, это сложно. Эмоционально восприимчивые люди влюбчивы и доверчивы, они готовы ради счастья семьи на любые жертвы. Очень благоприятный материал для насильника, правда? Это не значит, что к ним обязательно прицепится маньяк. Масса эмпатов счастливо находит себе подобных. Такие пары есть, вы наверняка их видели, они выглядят очень скучными, правильными, в их быту нет страстей и огня. А зачем? Дома у них спокойно. Они все свои бойцовские умения направляют наружу и адреналинят по делу, на работе, например. А вот пары, у которых основные сюжеты разыгрываются дома, — это уже другая история. Вот там зона риска. Хорошо, если эти итальянские страсти устраивают обоих и после битья посуды происходит бурное примирение. Но, увы, так бывает не всегда.

— Иногда внешнее благополучие обманчиво. Психологическое насилие тем и отличается от физического, что не оставляет следов, а жертвы долгое время пытаются убедить себя, что живут нормально. Надо лишь еще заметнее похудеть или больше зарабатывать.

— Верно, и выкладывают в соцсеть семейные фото, до последнего создают иллюзию счастья, учатся не плакать на людях, бесконечно себя улучшают… Ведь и психологические насильники выглядят совсем не потрошителями. Они носят хорошие костюмы, умеют широко улыбаться, красиво позируют на мотоциклах, пляжах и конференциях, восхищают мир своей уверенностью и харизмой…

Но в какой-то момент жертве становится понятно, что ей конец. Сил нет. Здоровье и психика разрушены. Люди, с которыми я разговаривала, дошли вот до этой финальной точки, и только твердый каркас характера заставил их разогнуться, начать бороться за себя, за детей. Да-да, абьюзеры детей своих тоже не слишком жалеют, ни в семье, ни после развода.

Я хочу, чтобы те, кто еще не нашел в себе сил, кто не понимает, что происходит, винит в этом каждодневном домашнем аде только себя, узнали — они не одни. Чтобы прочли истории, которые будто по одной выкройке сделаны. Чтобы они приложили к себе переживания таких же раненых, но выживших, а сегодня даже и счастливых людей.

— Среди жертв психологического насилия есть как женщины, так и мужчины. Первые в разы чаще страдают от абьюза, и тому есть масса объяснений. Но ведь женщинам по природе своей легче признаться в том, что стали жертвами. Ваши герои это подтверждают?

Все верно. Почему жертвами насилия чаще становятся женщины? Во-первых, живы патриархальные традиции. Во-вторых, мы объективно физически слабее. В-третьих, не забываем про экономическую зависимость женщин, стариков и детей, пресловутый «стеклянный потолок». И помним, что даже состоятельная, сильная, целеустремленная дама в период беременности, родов и кормления грудью выпадает из всех жизненных процессов и становится очень уязвимой. Как правило, в этот момент и происходит «передел» ролей в семье и абьюзер выходит на охоту.

Что касается мужчин-жертв, то их ахиллесова пята — необходимость следовать вечным мужским канонам. Нельзя плакать, нельзя жаловаться, надо быть крутым и много зарабатывать. Ответственный, настроенный на мир, дружбу и партнерство мужчина, попадая в красивые лапки абьюзерши, очень скоро узнает, что он неудачник, слабак, ничтожество. Долгие годы пытается угодить своей королеве, ломая свою жизнь, отказываясь от привычек и радостей, впахивая на трех работах… В моем блокноте сейчас всего четыре такие истории. Объективно пострадавших от психологического насилия мужчин больше, чем гласит статистика. Но им признаться гораздо сложнее, чем женщинам. Понимаете, я своим скромным трудом пытаюсь объяснить, что нельзя жить в перевернутом мире. Жертвам не должно быть стыдно. Должно быть стыдно насильникам. А жертвам надо научиться как раз гордиться собой, уважать и ценить себя. Только здоровая самооценка спасет от атак абьюзера и убережет от связи с ним.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ