«Всегда возникают вопросы: как он попал на крышу? Зачем?». Врач – о детском травматизме и случаях из практики

Ежегодно в Минске порядка 50 тысяч детей попадают к врачам с разного рода ушибами, растяжениями и переломами. Традиционно самой напряженной порой года остается лето. Чем это объясняется? Что можно сделать для профилактики детского травматизма? Об этом корреспондент агентства «Минск-Новости» беседует с главным внештатным детским травматологом-ортопедом Комитета по здравоохранению Мингорисполкома, заведующим детским травматолого-ортопедическим отделением 6-й ГКБ Минска, кандидатом медицинских наук, доцентом Станиславом Третьяком.

— Станислав Иосифович, какие травмы преобладают у ваших пациентов и в результате чего они, как правило, получены?

— Большинство ребят поступают к нам с ушибами, растяжениями, переломами верхних конечностей: предплечья и нижнего отдела плечевой кости. Получают их, катаясь на роликах, велосипедах, тренируясь на турниках, шаля на игровых площадках, лазая по деревьям.

Почему, на ваш взгляд, проблема детского травматизма из года в год не теряет своей актуальности?

Многие дети на каникулах остаются без контроля. Они ищут приключений и не всегда способны правильно оценить потенциальную опасность развлечений. Недалеко от нашей больницы, на ул. Столетова, расположен специально оборудованный парк экстремальных видов спорта. Но к сожалению, многие занимаются тем же паркуром в других, не приспособленных для таких целей местах.

Садясь на велосипеды, становясь на электросамокаты, сегвеи, ролики, многие забывают о налокотниках, наколенниках, шлемах — их необходимо надевать для защиты на случай падения. Недавно молодой человек в Минске гнал на электросамокате на скорости до 75 км/ч. Если бы он упал, закончилось бы это весьма печально.

Или другой пример. 11-летняя девочка переходила дорогу на красный свет и ее сбил трамвай. Она наверняка знала, что нарушает правила движения. Почему же это ее не остановило? Или гибель мальчика, упавшего с крыши с 12-этажки. Всегда возникают вопросы: как он попал на крышу? Почему у него возникло желание туда залезть? Не удается пока свести к нулю случаи выпадения малышей из окон. Лично я считаю: в травмах детей виноваты взрослые. Зачастую именно они недостаточно проследили, рассказали, объяснили, к чему ведет невнимательность и беспечность. Родители обязаны в летнее время организовать досуг детей так, чтобы они не оставались без присмотра.

Отражается ли на показателях летнего травматизма пристрастие современных мальчишек и девчонок к гаджетам? Может, прогресс ведет к снижению двигательной активности и соответственно к падению уровня травматизма?

— Нет. Маленькие дети остаются непоседами. Движение для них – условие нормального развития костно-мышечной системы. А гиподинамия школьников в какой-то мере повышает риск травматизма. Спортивный подросток, катаясь на скейтборде, при падения наверняка пострадает меньше, чем его нетренированный ровесник.

К сожалению, сегодня многие мальчишки и девчонки физически не очень хорошо развиты. За рубежом уже появляется понятие «ай-осанка», то есть осанка человека, который постоянно склонен над гаджетом, зависим от него. Прибавьте не всегда полноценное питание, недостаток витамина D3. Мы привыкли слышать об остеопорозе у пожилых, но и у детей он тоже имеет место.

А есть ли определенные дни и время суток повышенного травматизма?

Многое зависит от погоды. При дожде пострадавших заметно меньше. А вот в начале лета в теплые солнечные дни в наше приемное отделение обращались до 120 пациентов за сутки. И традиционно «час пик» — после 18:00. Объясняется это тем, что сами несовершеннолетние обычно не торопятся идти в больницу или поликлинику, их доставляют родители, которые, вернувшись с работы, обнаруживают у сына или дочери травму и везут показать специалисту.

Ваше отделение летом никогда не пустует?

К сожалению, нет. Оно рассчитано на 50 коек, но иногда приходится уплотняться и принимать даже больше пациентов. На коридоре мы никого не оставляем. Помощь, в том числе хирургическую, оказываем круглосуточно.

Какие пациенты запоминаются?

Тяжелые. Помню, мальчика, который попал под прицеп грузового автомобиля и получил множественные травмы и переломы. Находился у нас два с половиной месяца. Мы сделали всё, что могли, чтобы восстановить его, минимизировать последствия. К слову, отрадная тенденция в том, что в Минске наблюдается снижение количества тяжелых травм, впоследствии приводящих к инвалидности. Если в 2016 году показатель первичной инвалидности был 0,28, то в 2018-м — 0,14.

Одна из основных причин взрослого травматизма — пьянство. У несовершеннолетних этот фактор не играет никакой роли?

К счастью, нет. Единицы (чаще 17-летние) травмируются в состоянии алкогольного опьянения. В этом году (тьфу-тьфу) таких пациентов не было.

Может, есть какой-то зарубежный опыт, который стоило бы заимствовать для профилактики детского травматизма?

Детский травматизм — проблема межведомственная. Сегодня ей уделяется огромное значение не только Минздравом, но и МЧС, Министерством образования, ГАИ, ОСВОД. При поддержке ООН и ЮНИСЕФ у нас на протяжении многих лет проходят семинары, посвященные этой тематике, где знакомят с зарубежным опытом. Серьезная просветительская работа проводится с родителями и с детьми. В центрах дружественного отношения к подросткам среди прочего есть наши методические рекомендации по профилактике детского травматизма. Сложность в том, чтобы донести полезную информацию до всех и главное — чтобы она учитывалась и применялась на практике. Для достижения результатов требуется время.

Фото Ирины Малиновской

ТОП-3 О МИНСКЕ