Вспоминаем о войне. На Логойщине были сожжены 20 деревень с жителями, 11 — не восстали из пепла

В годы Великой Отечественной Беларусь понесла колоссальные человеческие потери. В каждом районе республики они исчисляются десятками тысяч. Подробнее — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Одним из наиболее пострадавших районов стала Логойщина, где вместе с жителями были сожжены 20 деревень, 11 из которых так и не восстали из пепла. Хатынь и Дальва навсегда останутся напоминанием земной цивилизации, к чему приводят безудержное распространение коричневой чумы и потакание ей.

Но в истории этого района еще немало белых пятен, требующих всестороннего изучения и осмысления реального количества жертв фашизма, а также увековечения памяти о них.

Младшему не было и годика

…Два десятка бетонных ступенек, ведущих на возвышенность около автомобильной развязки на пересечении дорог Минск — Витебск и Логойск — Калачи. На пологом склоне, заросшем деревьями и кустарниками, несколько крупных захоронений. Одно из них до сих пор продолжает будоражить умы исследователей-летописцев этого края.

— В первый год немецкой оккупации на этом месте, где тогда был обычный карьер, произошла трагедия, о чем и свидетельствует мемориальная плита с надписью на иврите, — рассказывает и. о. директора старший научный сотрудник историко-краеведческого музея Логойска Светлана Гамезо. — До сих пор доподлинно неизвестно, сколько здесь было уничтожено евреев. По одним данным, более 1 200 детей, женщин и стариков, по другим — около 2 000. Младшему не было и годика, самым старшим — за 85. На этом косогоре также находятся памятники казненным в годы военного лихолетья подпольщикам, партизанам и мирным жителям. На Логойщине изуверы создали гетто в поселке Плещеницы, где с 28 сентября по конец ноября 1941-го расстреляли и сожгли более 600 евреев. В районном центре с ненавистной им нацией фашисты расправились в одночасье. Самое массовое истребление людей случилось 30 августа 1941 года. За три дня до этого всю еврейскую общину населенного пункта собрали на площади и объявили: все останутся живы, если сдадут деньги и ценности. Затем людей согнали на место будущей расправы и заставили копать ров под предлогом, что это окопы. В роковой день их вновь собрали и сказали, что переселят в деревню Гайна в десятке километров от Логойска. Одновременно из Гайны навстречу выдвинулась местная община евреев, которой сообщили о переселении в Логойск. Как оказалось, это был их последний земной путь, завершившийся у рва, выкопанного их собственными руками…

Изуверы

Из материала от 8 октября 1944 г. Чрезвычайной государственной комиссии (ЧГК) по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников:

«…Расстрел производился нижеследующим зверским путем, а именно: на расстрел с Логойска направляли группами. В первой группе отправлялись женщины с грудными детьми и подростками, во второй группе были женщины средних лет и старухи, в третьей были мужчины. Некоторые люди не могли идти (старики и больные), их грузили в машины и доставляли к месту расстрела. На месте расстрела сперва раздевали до нижнего белья, приказывали ложиться лицом вниз в заранее приготовленную большую яму, после чего расстреливали из автоматов. Таким образом, в один день было расстреляно 1 200 человек. После этой массовой кровавой расправы немцы с помощью полицейских собирали (ловили) укрывшихся евреев, сажали в помещение и по мере накопления на автомашинах увозили на это место расстрела. Сюда немцы на протяжении трех лет возили на расстрел ни в чем не повинных людей, и в общей сложности дополнительно так закопано еще 300 человек других национальностей (белорусов и русских), в т. ч. 18 военнопленных…»

Очевидно, что данные ЧГК грешат неточностями и обобщениями, что вполне объяснимо тяжелейшими обстоятельствами военной поры. Это подтверждают свидетельства местных жителей и евреев, избежавших страшной участи у карьера. Воспоминания этих людей впоследствии собрал краевед Александр Павлюкович. Вот некоторые из них.

Красный от крови

Л. И. Сосновская, 1927 г. р.:

«Мама моя как раз шла с работы, когда их гнали к яме. Еврейка там знакомая была. У нее двое деток. Одно дите за платье держалось, а второе она на руках несла. А полицай все погонял, чтобы быстрей шли. А где ж она с двумя малыми детками пойдет! Так он плеткой их бил, а дите это на руках аж зашлось от крика… Очень большой дождь пошел после всего этого. А там же столько расстрелянных… Не только из Логойска, но и из Гайны. Они плохо прикопаны были, а дождь как пошел, так вода у нас в Лапенце (ручей. — Прим. ред.), он как раз оттуда течет, красная стала от крови…»

Я. В. Новицкая, 1931 г. р.:

«Их гнали колонной и побили за один день. Одна девочка убежала из колонны и прибежала к себе домой. Полицаи ее нашли и схватили. Очень красивая была, на еврейку не похожа. Соня ее звали, Шленская. А на следующий день повесился Левин. Он убежал от расстрела, но его всю семью расстреляли. Никого не осталось, и он не смог жить…»

А вот небольшой рассказ Якова Косовского, одного из немногих, кому удалось в тот день вырваться из лап извергов:

«Мы жили в 40 км от Минска, и когда начались бомбежки, десятки минских евреев приехали к нам в местечко. Нас было три брата, я семнадцатилетний, младший, средний с первого дня был на фронте, Наум, старший, был со мной. …Мы прошли километр от Логойска, и нас повернули в сторону карьера. Стало понятно, что за переселение затеяли фашисты. Нам приказали раздеться и снять обувь. Немцы с полицейскими окружили нас кольцом. А в это время начала подходить колонна из Гайны. Жителей местечек заводили группами в карьер и два фашиста расстреливали их из пулемета. Возле нас сидел один пожилой мужчина. Он говорит: «Дети, чего вы сидите? Бегите! Бегите!» Мы побежали, увлекая за собой остальных. Фашисты стреляли нам вслед, рядом падали раненые и убитые соседи: старики, женщины, дети. До ближайшего леса добежали всего 12 человек. Остальные (около 1 500 человек) погибли в этом проклятом карьере. Свидетели говорили, что еще несколько дней там шевелилась земля, из-под которой слышались стоны несчастных».

По словам Светланы Гамезо, в предвоенные годы в Логойске преобладало еврейское население. Еще в XIX в. граф Тышкевич перевез сюда из Борисова несколько семей для развития ремесел и торговли. Согласно Всесоюзной переписи населения, в 1926-м в Логойске насчитывалось 460 дворов, из них 228 — еврейские. На тот момент в городе проживали 1 035 евреев. Что касается рода их занятий, то в документах значатся такие профессии, как портной, кожевник, резник, чернорабочий, сапожник, извозчик. Предвоенная перепись показала: в Логойске и Гайне тогда в целом проживали свыше 2 000 евреев. Более поздние и точные сведения об их общинах пока недоступны, но доподлинно известно, что жили они в дружбе и согласии с местным населением. Среди логойчан были те, кто укрывал евреев, помогал им, благодаря чему некоторые были спасены. Но кому-то это стоило жизни…

Фото Анатолия Дрибаса

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ