«Второстепенных вопросов для него никогда не было». Интересные факты из жизни митрополита Филарета

Скончался митрополит Филарет, почетный Патриарший экзарх всея Беларуси. Герой Беларуси, почетный гражданин города Минска. О жизни священнослужителя на белорусской земле вспоминаем в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

В 1989-м Филарет был назначен митрополитом Минским и Гродненским, Патриаршим экзархом всея Беларуси, постоянным членом Священного синода. В 1992–2013 годах являлся митрополитом Минским и Слуцким, Патриаршим экзархом всея Беларуси, священноархимандритом Свято-Успенской Жировичской обители.

При Владыке Филарете в Беларуси возрождены все исторически существовавшие епархии, возобновили деятельность мужские и женские монастыри, братства и сестричества. Усилиями Его Высокопреосвященства возобновила деятельность Минская духовная семинария, учреждены Минская духовная академия, духовное училище, школа катехизаторов.

По благословению Патриаршего экзарха воссоздана святыня Беларуси — Крест преподобной Евфросинии Полоцкой, начал функционировать уникальный социальный проект Белорусской православной церкви — Дом милосердия. По инициативе митрополита Филарета в церковный календарь внесен новый праздник Собор белорусских святых и установлены общецерковные празднования всех белорусских святых, среди которых имена преподобной Евфросинии Полоцкой, святителей Кирилла Туровского, Георгия Конисского и других. Также Филарет организовал перевод книг Священного Писания на современный белорусский язык.

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube

При действенном участии Владыки разработано и заключено Соглашение о сотрудничестве между Республикой Беларусь и Белорусской православной церковью.

Почетным гражданином города Минска Его Высокопреосвященство стал в октябре 2003-го за большой личный вклад в духовное возрождение белорусского общества, развитие отношений между церковью и государством, воспитание в людях милосердия и христианских ценностей, воссоздание храмов и церквей. А спустя три года удостоился и звания «Герой Беларуси».

«Вечерний Минск» неоднократно писал о митрополите Филарете, рассказывал о его подвижнической просветительской деятельности. В марте минувшего года к 85-летию почетного Патриаршего экзарха всея Беларуси газета опубликовала беседу с одним из его первых личных секретарей, настоятелем столичного Всехсвятского прихода протоиереем Федором Повным. В память о митрополите — фрагменты публикации.

Владыка прозревал гораздо глубже, чем видел внешне. Ведь не по внешности, а по делам проверяется человек. Не так было много верующей молодежи в то время в храмах, желающих настоящего по своей сути священства, а не церковной карьеры. Быть священником уже само по себе означало быть второсортным в глазах общества.

А в целом митрополит доверителен ко всем, но мудро, с рассуждением. Он всегда тактичен. Мог красноречиво промолчать. А мог неожиданно повернуть разговор, как говорится, спасти ситуацию так, что никто не замечал чьей-то оплошности. Все думали, что так и надо. К нему тянулись люди самых разных сословий, рангов и даже с разным отношением к вере.

Какую черту его характера выделить? Прежде всего глубокую веру, не фанатичную, а живую, реальную. Восприятие мира, каков он есть. Когда Владыка стал митрополитом белорусским, он ни одного священника не снял с приходов и людей с должностей, не привез в Минск свою команду. Он принял то, что было, как истинный монах.

Митрополит Филарет произвел на меня сильное впечатление как новый архипастырь Белорусской епархии за его первым богослужением в кафедральном соборе в 1978 году. Сразу почувствовалась внутренняя сила Владыки. Помню, поразили его благородство, открытый взгляд, смоль бороды, тембр голоса, неспешность слова, содержательность речи. Могу с уверенностью считать этот день началом своего знакомства с Его Высокопреосвященством… Как-то я подсчитал количество дней, проведенных с Владыкой в пути в поездах Москва — Минск и Минск — Москва: 267 ночей из 365!

Эпизодов, подчеркивающих мудрость Владыки, его терпимость и дальновидность, можно привести множество, но как-то особо запомнился следующий. В Витебской области служил священник, который много вещал с амвона против советской власти, говорил о ее кровавых следах, расстреле царской семьи, священнослужителей, о гонении на верующих.

Митрополит пригласил его в Москву (в тот момент больше недели Владыке пришлось быть в ОВЦС) и попросил воздержаться от эпатажа, который только вредил Церкви. Священник в ответ: «Но ведь это правда!» Владыка — убеждающе: «Конечно, правда, мы все это знаем, народ знает, но не стоит…» Батюшка не унимается: «Так мы же Церковь — должны говорить правду». Тогда, сделав паузу, митрополит Филарет неожиданно спросил совершенно о другом: «Ты видел себя в зеркале?» «Ну», — непонимающе произнес батюшка. А нужно сказать, что внешность этого священника была совершенно непривлекательна. «Так вот, ты знаешь, как ты выглядишь, и все это видят. Это тоже правда. Только ее никто тебе не говорит в лицо!» На этом инцидент был исчерпан.

Мы воспринимали Владыку как отца. Ему можно было доверить все самые потаенные мысли. Это уникальное чувство — испытывать на себе взгляд Владыки, устремленный на тебя с той же мерой внимания и сопереживания, с которой он только что принимал при тебе же гостей высокого уровня. У него не было деления на хуже — лучше, ниже — выше. Это был заботящийся о каждом своем чаде отец.

Кстати, и второстепенных вопросов для него никогда не было — он находил время даже на обычную старушку, которая ждала встречи с экзархом. И принимал ее в том же кабинете, в тех же креслах, где сидели час назад министры и духовенство, и с тем же участием в ее житейских нуждах, как только что в вопросах церковной и общественной важности.

Владыка — бессребреник. Лично видел, как он многие вещи передаривал или передавал нуждающимся людям и приходам. Знал, кто в чем нуждается, того тем и одаривал, утешал.

Пожалуй, единственный вещественный подарок, которому всегда был рад Его Высокопреосвященство, — это облачение. В те времена мастерские в Софрино еще только начинали свою деятельность, и даже в большой Москве мастериц нужно было еще поискать, найти ткани, организовать примерки. Поэтому облачения Владыка принимал с особенной благодарностью.

По существу, самой большой радостью для него было, когда он, как архипастырь, встречал мирные отношения и правильный духовный строй в белорусских приходах.

Фото БелТА

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ