«Вы там танцуете, и у вас колено видно». Как снимали легендарный фильм «Карнавальная ночь»

О том, как создавался легендарный советский фильм «Карнавальная ночь», — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

«Есть установка: весело встретить Новый год. Тосты — коротенько так, минут на сорок. Лектор давно готов. Заслушаем клоунов. Бабу-ягу воспитаем в своем коллективе»… Фильму «Карнавальная ночь» в 2021 году исполняется 65 лет. Он не только создал Эльдара Рязанова и вывел его в люди, но и стал едва ли не первой ласточкой хрущевской оттепели. Еще ласточки — «Весна на Заречной улице», «Сорок первый»…

Со смертью Сталина в 1953-м завершился период малокартинья, когда огромный Советский Союз производил всего 10–30 полнометражных и, скажем честно, в большинстве своем серых и унылых фильмов в год. Но главное, что произошла оттепель, событие политическое. Начало обновления и перезагрузки.

Рязанов вспоминал:

— В 1955-м я был молод, активен, напорист, работал в документальном кино. А чем еще можно было тогда заниматься? Хотел снимать серьезные игровые фильмы. После смерти Сталина правительство приняло решение увеличить количество художественных лент до 100 в год. И меня прибрал к рукам директор «Мосфильма» Иван Пырьев.

Иван Грозный, как прозвали Пырьева кинематографисты, заставил Рязанова снять «Карнавальную ночь». Хваткий, талантливый, самодуристый Пырьев хотел вернуть людей в кинотеатры. Руководитель «Мосфильма» стал первым советским продюсером. Он ломал молодого Рязанова под свою идею, и он же помогал ему во всем.

Получив сценарий, Рязанов хотел снять под видом комедии ядовитую трагикомедию а-ля советский Салтыков-Щедрин и на роль Огурцова пригласил из Малого театра Петра Константинова. Проба актера была убедительной: на экране впервые появился сталинский держиморда, цепляющийся за прошлое и тянущий в будущее мертвечину. Пырьев категорически забраковал пробу. И не потому что Константинов был плох. Директор «Мосфильма» понимал: такая картина ляжет на полку. Пырьев предложил свою креатуру — Игоря Ильинского с его сочными комическими манерами. Втайне Рязанов надеялся, что тот откажется, ведь Ильинский еще до войны отыграл тему советского чинодрала в «Волге-Волге». Однако он согласился, так как решил, что его персонаж в «Карнавальной ночи» будет сверхположительным, благонамеренным, активным… дураком.

На съемках «Карнавальной ночи»: крайний слева — оператор А. Кольцатый, в центре — режиссер Э. Рязанов, крайний справа внизу — джазмен Э. Рознер, чей оркестр записал музыку к фильму (1956 год)

Вошла в съемочную группу и вторая пырьевская креатура — Людмила Гурченко в роли культработника Леночки Крыловой. Режиссер хотел снять Ирину Скобцеву. Она притягивала неземной, нерусской красотой, была музыкальна, пластична. Роль Леночки, несомненно, повернула бы актерскую судьбу будущей статуарной Элен Курагиной в иное русло. Не случилось. Что касается Гурченко, то на пробах она исполняла песни из репертуара невероятно популярной в 1950-х аргентинки Лолиты Торрес и раздражала Рязанова кривляньем.

— Гурченко была вся джазовая, как на шарнирах, что выглядело явным перебором, — говорил Эльдар Рязанов. — Но Пырьев настоял.

Ради Гурченко всесильный Пырьев сменил оператора, и Аркадий Кольцатый снял то, от чего ахнула вся страна. Сияющие глаза, озорство, молодая энергия… Огурцов — казенщина, Леночка — креатив. Огурцов — прошлое, Леночка — будущее. Гурченко силой таланта если не переиграла Ильинского, то вывела Леночку на первый план, чего, к слову, сценарий не предусматривал.

После выхода ленты на экраны Гурченко присылали много писем, например, из комитета комсомола: «Вы там танцуете, и у вас колено видно. Как можно?» Народная артистка спустя годы прокомментировала: «Это было целое событие: колено! Или челка как признак вульгарности. Я из-за этого долгое время ходила с открытым лбом и платья носила узкие, чтобы не развевались, чтобы без колена».

Первую половину фильма полностью сняли в Центральном академическом театре Советской армии, когда он был на каникулах (интерьеры — те, что в фильме, сохранились. Будете в Москве — посмотрите сами). Съемки шли тяжело. Лето, жара… Осветительные приборы грели так, что артисты падали в обморок.

Рязанов, чувствуя откровенную слабость сценария, решил задать картине бешеный темп, чтобы зритель не стал сильно вдумываться и выискивать драматургические слабины. Дубли варьировались для того, чтобы убыстрить диалог. Если первый дубль — 50 м, то последний — 25. Это картина-вихрь, длящаяся 1 час 10 минут.

Спасали также экспромты и импровизации. К примеру, «Люди, ау-у» придумал Сергей Филиппов. Он последним вошел в состав исполнителей. Картину уже снимали, а лектора «по распространению» все не было: Пырьев отклонил полтора десятка превосходных артистов. Приехавший из Ленинграда Филиппов вошел в роль, как нож в масло. Кстати, вы заметили, как виртуозно он исполняет лезгинку? В молодости «долгоносик» Филиппов, выпускник балетной студии, работал в театре оперы и балета.

Рязанов допустил большой перерасход средств. Худсовет во главе с именитым режиссером Сергеем Юткевичем остановил съемки и решил выяснить, на что уходят деньжищи. Посмотрев первую половину фильма, вынес вердикт: чудовищная пошлость! Убрать Рязанова с постановки! Тогда Пырьев выставил против бронебойного Юткевича мощную гаубицу — режиссера Михаила Ромма, лауреата пяти Сталинских премий. А тот никакой пошлости не заметил, на просмотре хохотал… Забегая вперед: острая сатирическая идея, упакованная в развлекательную форму, прошла цензуру без единой правки. Резали «Карнавальную ночь» киномеханики: увидев надпись «Конец», вырубали аппарат, хотя конец там двойной. На первых порах Рязанов перед каждым просмотром лично беседовал с киномехаником и просил дождаться-таки финальной реплики Огурцова: «За все, что здесь сегодня было, я лично никакой ответственности не несу».

Когда знаешь фильм назубок, интересно рассматривать фон, задний план. Выискивать среди людей, встречающих в Доме культуры Новый год (вторую часть ленты снимали в павильонах «Мосфильма»), знакомые лица: будущего режиссера Ларису Шепитько, начинающих актеров Владимира Гусева, Светлану Немоляеву, Инну Ульянову… Или считать, сколько нарядов сменила Гурченко, точнее, Леночка Крылова. Семь! Впоследствии некоторые платья были растиражированы советскими женщинами: все хотели выглядеть, как Гурченко, но не у всех была ее осиная талия. (Первый наряд в самом начале фильма — из собственного гардероба актрисы, так как костюм не успели сшить.) Получив гонорар, Гурченко выкупила у студии черное платье с белой муфтой. А гонорары были шикарными. Так, сестры Шмелевы — официантки, которые спели шлягер «Ах, Таня, Таня, Танечка», получили за 15 съемочных дней сумму, равную стоимости автомобиля «Волга».

«Карнавальная ночь» способствовала возникновению жанра, ставшего очень популярным в СССР, — новогодних огоньков в коллективах — и стала предтечей программы «Голубой огонек» на ЦТ СССР.

А казалось бы, милый пустячок — киноревю…

Справочно

«Белорусский след»: один из авторов сценария Борис Ласкин родился в Орше, кинооператор Аркадий Кольцатый работал в «Белгоскино», музыкант Эдди Рознер возглавлял Государственный джаз-оркестр БССР.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ