Выездной туризм без «шенгена», границ и досмотров. Минчанин — о поездке в Санкт-Петербург

Много ли сейчас туристов в Санкт-Петербурге и что там можно посмотреть? Корреспондент агентства «Минск-Новости» поделился впечатлениями от поездки.

«Корона» затаилась и не думает отступать. Посольства не спешат распахивать двери для страждущих получить вожделенную визу, в западноевропейскую страну ни выехать, ни улететь, познавательные путешествия в дальние края накрываются медным тазом, к родным и близким не наведаться… Есть от чего приуныть.

Однако напрасно, что ли, царь-реформатор прорубал окно в Европу? Не переживать, а действовать учат специалисты по стрессовым ситуациям. В тот же Санкт-Петербург из Минска нынче можно добраться поездом без проблем, «шенгена» и досмотров, имея на руках паспорт и справку с результатами ПЦР-теста. Дождавшись отпуска, мы с супругой так и поступили. И не пожалели.

Фан Руслан

Билеты в Питер заказали по телефону и выкупили на вокзале недели за три до предполагаемой поездки. Записаться на сдачу теста на COVID-19 в кожвендиспансер на ул. Прилукской, где, как считается, самая демократичная цена на эту несложную манипуляцию, оказалось чистейшей утопией. Пришлось слегка, рублей по 20, переплатить. Зато в медцентре «Горизонт» сделали тесты за день до отъезда, а нужные справки выдали в тот же вечер.

И вот мы в поезде Брест — Санкт-Петербург. Усталая проводница просит всех надеть маски, хотя особо не настаивает. Молчаливая попутчица после отправления расстилает постель на нижней полке и укладывается, а ее соседу-верхнеполочнику, бритоголовому молодому мужчине в майке и шортах, приходится топтаться в коридоре. Знакомимся, и словоохотливый Руслан рассказывает, что едет в Питер на матчи футбольного Евро, показывая билеты по 50 евро за штуку и карту болельщика, приобретенные еще в прошлом году.

Фанат-бизнесмен за компанию с нами перекусывает, пристроившись на краешке нашей нижней полки, и куда-то исчезает. Появляется он только к полуночи, туманно намекая на приятное знакомство в вагоне-ресторане с юными особами, спрашивает, как меня зовут и на какой станции я садился, взбирается на полку и засыпает богатырским сном, сочно похрапывая до самого Питера.

Колыбель революции встречает нас, вопреки безрадостным прогнозам, вполне миролюбивой, сухой и в меру солнечной погодой. Здравствуй, Невский! Здравствуй, Кировский! Здравствуй, милая Нева! О том, что здесь проходит чемпионат Европы, можно догадаться лишь по скромным разрозненным билбордам и небольшим афишам. Ажиотажа незаметно, болельщики толпами не бродят, фан-зона на Большой Конюшенной тоже не впечатляет.

Футбольный праздник, похоже, большинству горожан по барабану. Да и как от души болеть за нынешнюю сборную России, с треском продувшую первый же матч Бельгии — 0:3. У нас и вовсе планы позаманчивее. Знаковые места Северной Пальмиры за год, наверное, не обойдешь и не осмотришь. Но Петергоф с его фонтанами и статуями не обсуждается. И вскоре после прибытия и легкого перекуса на дорожку питерские родственники везут нас туда на машине.

Забытые в веках

В Петергофе всё почти по-прежнему, как 20 лет назад. В городе встречаем несколько машин с белорусскими номерами. Верхний парк закрыт на реставрацию, цена билета в Нижний слегка кусается — 450 рублей (6 с четвертью баксов) для граждан СНГ, но до среднеевропейской, надо думать, недотягивает.

Платим, проходим через турникет, осматриваемся. Позолоченный Самсон всё так же не дает спуску такой же масти льву, статуи изящны и мускулисты, фонтаны фонтанируют, лужайки изумрудны, в киосках сувениры. Среди последних выделяются майки с портретами, которые мы еще увидим много раз: суровый Виктор Цой, Данила Багров с разбитым носом и риторическим «в чем сила, брат?» и, само собой, небритый Шнур с искрометным «в Питере — пить!».

Хорошо, что приехали с утра пораньше: народ всё прибывает и разбредается по аллеям, как полчище любознательных исследователей старины. Иностранной речи, правда, не слышно. Мы тоже накручиваем километры то в одну сторону огромного парка, то в другую, фотографируем дворцы и статуи, выходим на набережную, любуемся Финским заливом.

Обратный путь отнимает примерно вдвое больше времени, чем обещает навигатор, хотя на шоссе разрешенная скорость — 120 км/ч. Пробки в Питере точно покруче, чем в Минске. Зато и метро намного длиннее, разветвленнее и глубже. Обходится жетон на одну поездку в 60 российских рублей (примерно 2,1 белорусского), но есть система скидок, в том числе для пенсионеров, а проездные покупать заметно выгоднее.

В метро пускают только в масках, а вдоль эскалатора светится реклама типа: «В Санкт-Петербурге обязательно нужно увидеть Эрмитаж». Но это как посмотреть. Чисто полюбоваться одним из самых посещаемых музеев планеты, у ступеней которого атланты держат небо на каменных руках, проще пареной репы. А вот мельком лицезреть сотни тысяч его экспонатов даже за несколько дней кряду — дело абсолютно безнадежное.

Поэтому выбор сделан в пользу Русского музея, и то только Михайловского дворца. Не стану лукавить, и тамошние залы пришлось проскакивать галопом по Европам. Но хотя бы на три часа приобщиться к высокому искусству и доподлинно узнать, где находятся подлинники «Последнего дня Помпеи», «Витязя на распутье», «Перехода Суворова через Альпы», репинского «Торжественного заседания Государственного совета» и другие знаменитые шедевры, нам всё же удается.

Дивно женщины поют

«Пётр Великий, Пётр Великий! Ты один виновней всех: для чего на север дикий понесло тебя на грех?» — ехидно вопрошал поэт-сатирик Саша Чёрный. Но император-плотник знал, что делал, построив на болотах и островах город-сказку, восхищаться и любоваться которым можно бесконечно, выбирая маршруты и объекты по вкусу или по душе. К примеру, связанные с выдающимися писателями: Петербург Пушкина, Достоевского, Гоголя, Петроград Блока, А. Толстого и Ахматовой, Ленинград Зощенко, Бродского, Довлатова…

Нам за два с небольшим дня пребывания в граде Петра необходимо наведаться хотя бы в несколько знаковых мест, и одно из них, естественно, Петропавловская крепость. «Одетыми камнем», пользуясь названием романа Ольги Форш, когда-то в этих мрачных стенах томились таинственные узники и государственные преступники. А сейчас проводятся выставки вроде леденящих душу «Орудий средневековых пыток», ничуть не пугающих, впрочем, подростков, вдохновенно позирующих на их фоне для эффектных фото и селфи.

Мы же, полюбовавшись Петропавловским собором, покидаем суровую цитадель и продолжаем экскурсию, пересекая по мосту Неву и ориентируясь на Невский проспект и Дворцовую площадь. В окрестностях последней, рядом с Исаакиевским собором, обнаруживаем лужайку размером в несколько футбольных полей, на которой, словно в каком-нибудь Лондоне или Амстердаме, вольготно и живописно возлежат многочисленные группки молодежи и горожан с детьми. И никому они не мешают, никто их не гоняет — вот что Евро-2020 животворящий делает!

Погода шикарная, и в помещение не тянет, а Медный всадник и Адмиралтейство прекрасно видны с Сенатской площади. На канале Грибоедова мне и вовсе бросается в глаза вывеска, вызывающая необычный душевный подъем. Когда на сердце тяжесть и холодно в груди, к ступеням Эрмитажа, товарищ, не ходи — двигай прямехонько в Музей Васи Ложкина! Картины популярнейшего российского художника-примитивиста, те же классические «Родина слышит», «Дивно женщины поют» и иные, смешны и трогательны, вход бесплатный — от посетителей отбоя нет.

Только чудовищное усилие воли и угроза супруги выбросить «эту фигню» сразу после прикрепления к семейному холодильнику вынуждают меня отказаться от приобретения хотя бы маленького магнитика за 300 рублей с одной из Васиных веселых картинок. Довольствуюсь фотографиями. Спасибо, Питер, и за них, мы обязательно увидимся еще!..

Фото автора

Смотрите также:

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ