«Я был близок к рекорду Гиннесса» — история воркаутера, который не сдался после комы

Это могла быть слезливая история о том, как перевернулась жизнь десятилетнего мальчишки после аварии. Но салфетки можно отложить в сторону — беседа с нашим героем полна оптимизма и мотивации. После трагедии врачи разводили руками, утверждая, что шансов выжить с такими травмами практически нет, однако парень доказал обратное. Как ему удалось не опустить руки и, более того, достичь значимых результатов в спорте, узнала корреспондент агентства «Минск-Новости».

На аккаунт Жени в Instagram наткнулась случайно, когда искала столичных воркаутеров для написания журналистского материала. В глаза бросались эффектные фото на брусьях: молодой человек ловко выполнял сложные элементы. И только потом заметила его снимок в коляске и подпись «4-ногий программист» в описании профиля. Но самое интересное — посты, в которых 24-летний парень мотивирует вставать с диванов, иронично относясь к своему положению. Смеяться было неловко, но улыбка с лица не сходила. Вот, например, концовка одного из текстов: «…от спорта никуда не убегу, да и бегать то я не умею».

«Пошел в ларек, что было дальше, не помню»

До 10 лет Женя в родном Слуцке активно занимался вольной борьбой, плаванием, футболом, легкой атлетикой, пинг-понгом — это далеко не весь список спортивных увлечений. В борьбе и футболе у мальчика были неплохие перспективы, но большие планы были перечеркнуты злополучным июньским вечером, к слову, незадолго до больших соревнований.

— Мы с другом уже собирались расходиться после игры в футбол, но по дороге решили зайти в ларек за водой, — вспоминает Евгений. — Один был закрыт, пошли в другой. Что было дальше, уже не помню.

А случилось вот что: как и положено, ребята переходили дорогу на зеленый свет. Друг Жени успел заметить летящий на большой скорости автомобиль такси, он — нет. В результате сильнейшего удара парень впал в кому. Без сознания пробыл почти неделю, врачи собирались делать трепанацию. Но когда оборудование уже подвезли к палате, он пришел в себя.

— Зачесался шрам на лбу, поэтому, очнувшись, первым делом попросил его почесать, — рассказывает собеседник. — Теперь всем говорю, что эта отметина, как и у Гарри Поттера, особенная.

По словам парня, он некоторое время все еще не мог осознать свое положение. Казалось, что в сентябре вновь пойдет в школу, начнется работа секций. Но «каникулы» затянулись.

«Научиться ползать — достижение»

Три месяца Женя лежал на вытяжке в Боровлянах, после чего отправился в реабилитационный центр, где провел столько же времени. За полгода научился сидеть и брать ложку в руки, начал передвигаться на коляске. Одновременно осваивал школьную программу, по возвращении из больницы перешел на домашнее обучение.

На вопрос, продолжилось ли общение с друзьями, молодой человек отвечает, что не сложилось: за это время он замкнулся в себе, да и былые товарищи не рвались встретиться.

— Время проходило в ожидании того, что скоро все рассосется, и я встану на ноги, — признается собеседник. Но максимум, чему тогда научился, — ползать по квартире, что уже достижение.

Некоторые в таких ситуациях ставят на себе крест. Видеть, как взрослые люди опускают руки, мальчишке было страшно. И он продолжал бороться.

— У меня просто была мечта вернуть то, что было, — рассказывает парень.  Помню, как мне было круто и весело, когда я бегал, играл с друзьями на площадке и побеждал на соревнованиях. Вот это меня пробуждало — картинка того мира, который мне был дорог.

«В 15 лет пришлось всему учиться заново»

Спустя некоторое время Женя столкнулся с болями в тазобедренных суставах. Оказалось, что кости стерлись — требовалась сложная операция, после которой он полгода лежал.

— Получается, в 15 лет я полностью «обнулился», всему пришлось учиться заново. У меня были гипсы от пяток до груди, мог лишь лежать в форме звезды, — смеется молодой человек.

В 17 лет снова смог сидеть на коляске и даже делать пару шагов с помощью костылей. На то время пришлись выпуск из школы и поступление в вуз.

«В универе меня назвали дикарем»

Поступил Женя в БГУИР на заочное отделение. Заводить новые знакомства не спешил, вел себя отстраненно — сидел в капюшоне, приезжал на экзамен с мамой и после сдачи тут же уезжал.

— В универе меня назвали дикарем, — с улыбкой говорит парень. — Я отвык от общения с людьми, несмотря на то что пара хороших знакомых из санаториев и больниц у меня появились.

Через какое-то время он понял, что хочет работать, но в его родном городе программирование не так активно развито, как в столице. Возникло желание самостоятельно перебраться в Минск.

— Для этого нужно было укреплять свое тело, — отмечает Женя. С 18 лет начал упражняться и вскоре мог пройти 300–400 м с помощью костылей. Препятствия были не только физические, окружающие тоже пытались подавить. Помню, когда начал заниматься подтягиваниями на выбивалке, ко мне подошел 12-летний пацан. Замахнулся ногой и сильно ударил по футбольному мячу, спрашивая: «А ты так можешь?», на что я, естественно, ответил отрицательно. Неприятно. История повторялась не раз. Через время он снова подбежал и сделал новый элемент с тем же вопросом, но я не растерялся: подтянулся 20 раз и спросил: «Сможешь?» Парень растеряно покачал головой. Это, конечно, глупо, он же порядком младше меня, но все же сработало.

Потом и он, и другие ребята сами начали подходить с просьбой научить их так подтягиваться. И даже прозвали его «Женька-бодибилдер». Он чувствовал себя тренером, давая звания и места, за которые боролись мальчишки.

«Причина отказа в работе — некоммуникабельность»

Когда парень все же решился отозваться на вакансию и отправился на собеседование, то получил отказ. Причина — некоммуникабельность.

— Мне задают вопрос — молчу, задают еще четыре — вспоминаю ответ на первый, — рассказывает Женя. — Понял, что с этим надо что-то делать и общительность сама по себе вряд ли ко мне придет, — начал изучать психологию и практиковать полученные знания. Помню, как в институте пытался заговорить с одногруппниками, а потом и вовсе гонял по коридору и громко поздравлял всех с наступающим Новым годом. Мне было стыдно, но через это чувство приходило и раскрепощение. На меня смотрели странно, но я старался не обращать внимания на чужое мнение, от которого раньше зависел.

Не потерял желание и найти работу, продолжая развиваться и делать свои проекты. Когда все же нашел место, сообщил родителям, что переезжает в Минск.

Ноги развивал, чтобы ходить на костылях, а не в коляске. Иначе, по словам парня, один бордюр — и все, застрял. С четвертого курса полностью отказался от коляски, хотя врачи говорили, что так делать нельзя.

— Думал: пусть я буду по чуть-чуть на костылях, чем все время ездить. Тем более физическая подготовка значительно улучшилась, — комментирует Женя.

«Впервые пошел в магазин в 22 года!»

Перебравшись в Минск, Женя стал работать в компании по обычному графику — с 9 до 18. И, как признается, просыпался на работу всегда заряженный в предвкушении нового дня:

— Столько лет ничем не занимался, а тут мог приносить пользу и еще зарабатывать, помогая близким!

Еще большую радость ему приносили такие, казалось бы, мелочи, как поход в магазин или поездка в общественном транспорте.

— Первый раз после аварии пошел в магазин в 22 года, купил спрайт, — усмехается собеседник. Было очень страшно! Я тогда шел с работы и думал, стоит идти или нет. Следом выработались к себе вопросы: «Будет ли для меня это полезным? Да, я преодолею страх. Возникнет физический дискомфорт, пострадаю ли я? Нет!» Выбора не было, я пошел и купил. Когда я пил, испытывал нереальные эмоции. Казалось, у напитка даже вкус другой! Похожие ощущения испытал в общественном транспорте. Билетик помогли купить пассажиры, предложив свою помощь. Заняв место, я начал улыбаться как дурачок и даже фоткал себя. Обычно я хожу в наушниках, но тогда снял их, чтобы слышать все объявления об остановках.

«Спорта в моей жизни снова много»

После переезда в Минск Женя еще год не занимался на турниках. Но, обнаружив подходящую площадку неподалеку от дома, снова стал упражняться, и это ему приносило удовольствие.

— Ребята на площадке стали говорить, что я их мотивирую, — делится воркаутер. — Как-то подошел один дядечка и сказал, что из-за меня он начал заниматься спортом. Это было неловко. «Я смотрю на тебя и не вижу оправданий, чтобы что-то не сделать», — вот так он мне сказал. Прохожие подходили, с кем-то обменивались контактами.

В этом году Женя осуществил свою мечту — стал играть в большой теннис.

— Была республиканская победа, еще получил КМС, — скромно признается парень. — В воркауте делаю нормативы мастера спорта. Хотел поставить рекорд Гиннесса и был к этому близок: летом 6 000 подтягиваний за месяц сделал, много тренировался и очень вырос в показателях, но здоровье чуть подвело. В общем, спорта в моей жизни снова много. А говоря о планах — хотелось бы на ноги встать и других поднимать… хотя бы с диванов.

Фото Сергея Лукашова

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ