«Я делаю это не для славы, я ее и не замечаю». Федор Конюхов рассказал о ближайших планах

Всемирно известный путешественник Фёдор Конюхов, который обучается сейчас на пилота-любителя в СООО «Авиационный учебный центр Даймонд» под Минском, собирается проплыть на вёсельной лодке от Австралии через мыс Горн в Тихий океан. Об этом корреспонденту агентства «Минск-Новости» путешественник рассказал в эксклюзивном интервью.

Мыс Горн имеет среди мореплавателей плохую репутацию. Там практически весь год идут дожди и дует сильный ветер, бушуют шторма и опускаются туманы. Многие корабли нашли там свой последний приют. Но мореплавателя это не пугает.

Судно специальной конструкции уже строится, — сказал Ф. Конюхов. — Хочу стартовать в ноябре этого года с австралийского острова Тасмания, пройти курсом южнее Новой Зеландии через мыс Горн в Тихий океан. Нужно все рассчитать, чтобы четко знать, какие в то время будут течения и ветра, какое расстояние нужно проходить в день.

Весь маршрут — по прямой это 9 тыс. км — предположительно займет около 220 дней. За всю историю еще никому не удавалось пересечь Южный океан (условное название вод Тихого, Атлантического и Индийского океанов, окружающих Антарктиду) и обогнуть мыс Горн на вёсельной лодке.

Второй проект путешественника тоже претендует на мировой рекорд. В этом году он собирается подняться на гигантском воздушном шаре в стратосферу на высоту 25 тыс. м. До этого абсолютный рекорд для теплового аэростата составлял 21 тыс. 300 м. Летательный аппарат еще строится. Его высота будет достигать 75 м, а вес составит более 2,5 т. Объем оболочки — 150 тыс. кубометров. Ее делают из специального композитного материала, который, по расчетам, должен выдержать большое давление на высоте.

Кабина пилота будет герметичной, — пояснил Ф. Конюхов. — Это необходимо, потому что из-за снижения давления на высоте 20 км закипает вода, а значит, и межтканевая жидкость в человеческом организме.

В прошлом году человек-легенда уже совершил кругосветный перелет на воздушном шаре «Мортон» объемом 19 тыс. кубов и высотой 56 метров, ни разу не приземлившись. Сделать это позволила специальная двухуровневая конструкция летательного аппарата, сочетающая использование гелия и солнечной энергии. Во время перелета Ф. Конюхов спал 3-4 часа в сутки, да и то урывками. Кроме того, ему приходилось регулярно выходить за пределы кабины управления наружу, проверять и очищать ото льда газовые горелки и переключать баллоны с газом. Все эти работы он проводил на высоте от 4 тыс. до 10 тыс. м, на скорости 100–200 км/час и при температуре воздуха минус 50 градусов. Но к трудностям путешественник привык, а необходимые навыки имеются. Тем не менее в полете случилась ситуация, которая, казалось бы, не оставляла ему шансов. Воздухоплаватель уже направлялся к точке финиша в Австралию, когда на его пути встал грозовой фронт, который со скоростью 60 км/час он шел на материк. Ф. Конюхов поддерживал связь с Королевским метеорологическим институтом Бельгии. Его специалисты помогали смельчаку координироваться и принимать верные решения. Они предложили пристроиться к грозовому фронту и идти с его скоростью. Но этот вариант не подошел. Тогда до конечной точки не хватило бы топлива (запасы рассчитывались на скорость 150 км/час). Другой путь — подняться повыше и пролететь над грозой.

Я поднялся на высоту 10 тыс. м и увидел, что молнии бьют ниже меня, примерно на 8-9 тыс. м, — рассказал путешественник. — А выше, прямо передо мной, стоят огромные грозовые столбы, похожие на башни. Сами белые, а внутри — чернота. По форме похожи на грибы. Очень опасные. Если, к примеру, туда попадет самолет, его начнет сильно трясти и может вообще разломать. Значит, мне надо подняться еще выше. Но уже не получается, потому что шар обледенел и стал тяжелым.

Еще один вариант — уходить от грозы к островам Кергелен в Индийском океане, огибать их и идти в сторону Антарктиды. Но дело было в июле, а это для Антарктики середина зимы. В эту пору солнце там только слегка поднимается над горизонтом и снова садится. А шар работает на гелии и может лететь днем, пока есть солнечная энергия. Ночью путешественник подогревал гелий горелками на пропане. Можно было бы и тогда их использовать. Но запасы газа уже заканчивались. И других вариантов не было.

Лечу и думаю: неужели это все, конец? — продолжил Ф. Конюхов. — Ну нет, я еще поборюсь! И пошел прямо в грозу. Стал пробираться, маневрируя между грозовыми столбами. Напряжение запредельное! Но все же выскочил. И так как скорость у меня была 150–200 км/час, начал от стихии уходить. Полетел на Австралию и приземлился на том же аэродроме, с которого стартовал. Меня встречали с шампанским и поздравляли с мировым рекордом.

— Не страшно один на один оставаться со стихией?

Я не боюсь одиночества. Я верю в Бога и чувствую, что в моменты опасности возле меня всегда кто-то есть. Те святые, которых я знаю, люблю, которым молюсь. Я делаю это не для славы, я ее и не замечаю. Мне интересно открыть что-то новое.

Фото из архива Фёдора Конюхова

 

Самое читаемое