«Я не экстрасенс, но постараюсь облегчить вашу боль». Как врачу из Индии работается в Минске

Врач травматолог-ортопед одной из столичных поликлиник приехал из Индии 18 лет назад. Как ему здесь живется, работается и скучает ли он по родине — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

врач из Индии работает в МинскеНаша дверь всегда открыта

Итак, знакомьтесь: Ранбир Сингх Мехми — травматолог-ортопед 21-й центральной районной поликлиники Заводского района. Необычно то, что этот человек уже шесть лет работает в минской поликлинике, а еще более удивительно — пациенты на него не жалуются. То есть совсем. Дипломат, однако.

— Как вы с пациентами разговариваете, чтобы они остались довольны?

— Как с вами. Просто. Приходит ко мне человек. Я понимаю, что здоровый к врачу не обратится, а больному нужна помощь. Первым делом спрашиваю: «Чем могу помочь?» Дальше объясняю: «Я не такой крутой доктор, который осмотрит, поводит руками, и все пройдет. Я не экстрасенс. Но постараюсь сделать все, чтобы облегчить вашу боль». В медицинском университете учился нормально и про медицину немножко знаю.

— Шутите? Шесть лет практики…

— Ну да, шучу, но в медицине все знать невозможно, надо постоянно учиться. Я так и делаю, в том числе читаю медицинскую литературу на английском и русском. Мы про моих пациентов не договорили. Они разные. Я такую ассоциацию провел. На руку свою посмотрите.

— Зачем?

— На руке пять пальцев, и все они разные. Так и пациенты. Бывает, с совсем плохим настроением заходят в кабинет. С обидой на врачей и на всю медицину. Иногда они даже ругаются. Как мне реагировать? Отвечать тем же? Испортить себе настроение и еще больше им? Так не пойдет: если человеку грубо ответить или резко с ним говорить, будет только хуже. Всем. Вот и сглаживаю острые углы. Мирным путем.

Жизнь многому учит. Когда только устроился в поликлинику, мне заведующая травматолого-ортопедическим отделением сказала: «Запомни, Ранбир, врач должен быть психологом. К тебе приходят больные, ты обязан их выслушать, понять и помочь им». Всегда отношусь к людям с уважением и очень редко не нахожу взаимопонимания. Например, если человек, которому наложил на ногу гипс, пренебрег моими рекомендациями: наступал на сломанную ногу, а надо было только на костылях ходить. Мы должны бороться с болезнью вместе. А некоторые думают: все зависит только от врача. Зато когда больные выздоравливают и спасибо говорят, я так счастлив! Не зря, значит, доктором стал. Врач должен помогать людям. Я так думаю и так живу. Своим пациентам говорю: «Если какие-то трудности по медицине возникли, даже не по моей части, говорите».

— Говорят?

— Да. Помогаю, чем могу. Нет талонов к другому доктору — прошу коллег, чтобы приняли. Если надо проконсультироваться у именитого профессора, тоже посодействую. В последние две недели стало много пациентов — посидели дома долго из-за коронавируса, вышли на улицу, вот суставы и дали о себе знать. Разболелись. Особенно у женщин после 50–60 лет.

— Вы по талонам принимаете?

— По живой очереди. Наша дверь всегда открыта.

врач из Индии работает в Минске

Мы не больница, но кое-что можем

— Травматологог-ортопед — хирургическая специальность. В поликлинике есть операционная?

— Есть, маленькая, и перевязочная. Мы не стационар, но тоже кое-что можем. Это, конечно, не большая хирургия, как в больнице. Тем не менее с переломами, трещинами к нам обращаются. Мы гипс накладываем, пункцию делаем, прочие мелкие манипуляции выполняем. Тех же клещей удалить кто-то должен. Для больших операций нужен анестезиолог. В поликлинике по штатному расписанию такой врач не предусмотрен. У нас другие задачи, касающиеся амбулаторного лечения и наблюдения за состоянием пациента, к примеру, после операции по замене сустава — тазобедренного или коленного. Курируем его после выписки из стационара, чтобы не проглядеть возможные осложнения и, если надо, вовремя направить в больницу. Когда в чем-то сомневаюсь, консультируюсь с коллегами — кафедральными сотрудниками Белорусской медицинской академии последипломного образования. Я там проходил клиническую ординатуру, контакты остались. Люди они хорошие, в помощи не отказывают.

Если говорить про оснащение, то в нашей поликлинике хороший рентген-аппарат. Вы же понимаете, что травматолог без рентгена как слепой? УЗИ имеется. Скоро компьютерный томограф установят. Мы на это надеемся.

«У меня три брата, все врачи»

— Вы хорошо говорите по-русски.

— Давно живу в Беларуси. Мои фамилию и имя трудно запомнить и произнести, поэтому пациенты меня называют очень просто — доктор. Из Индии приехал в 2002 году поступать в Витебский государственный медуниверситет. После учебы вернулся домой, а затем опять к вам. Поступил в Минске в клиническую ординатуру в БелМАПО. Выбрал специальность «Травматология и ортопедия», в Индии очень престижную. Четыре года учился. Клиническую практику проходил в Городской клинической больнице скорой медицинской помощи и Минской областной клинической больнице в Боровлянах. Замечательные у меня были учителя, особенно Олег Петрович Кезля (хирург, травматолог-ортопед, доктор медицинских наук, профессор. — Прим. авт.). Он очень хороший человек. И в БСМП прекрасные врачи, я многому у них научился. Хотел и дальше в больнице работать, но попасть туда очень трудно молодому доктору, иностранному тем более.

— Почему в Индии не учились?

— Там очень сложно получить медицинское образование — конкурс огромный. В Беларуси проще поступить.

— У нас очень высокие проходные баллы, особенно на лечебный факультет. Вы же его оканчивали?

— Да. Но в Индии конкурс — 40 человек на место. На моей родине врач — это очень уважаемая и денежная профессия. Престижнее только политика и бизнес. В Беларуси учился я, конечно, платно, как и все студенты из-за рубежа. Мое образование стоило родителям примерно 2 000 долларов в год.

— В семье кроме вас есть медики?

— У меня три брата, все врачи. Старший живет и работает в США, младшие — в Индии.

— Семья, дети?

— Жена Елена — белоруска, окончила иняз, работает переводчиком. Познакомились с ней по Интернету. Поженились в 2013 году. Дочка у нас растет. Зовут Соня. Ей пять лет.

— На каком языке дома говорите?

— На русском и английском.

— В Индию родных возили?

— Конечно, хотя добираться непросто. Ехать долго, дорога тяжелая. Из Беларуси прямого авиасообщения нет. Только на билеты на трех человек около 2 000 долларов уходит. Дорого. Но все равно в отпуск стараемся вырваться. В Индии живем у моих родителей. У них большой дом, места всем хватает.

— Скучаете по родине?

— Иногда. Но у меня в Беларуси есть самое главное в жизни — семья, любимая работа. У нас все хорошо. Я доволен своей жизнью и хочу, чтобы все были довольны.

Мой день проходит очень быстро. Когда у меня первая смена, забираю Соню из садика, гуляю с ней на улице, играю, потом наша мама приезжает, ужинаем и спать. Когда вторая смена, то к восьми утра Соню в садик отвожу, потом медицинские журналы читаю, что-то по дому делаю и на работу до восьми вечера.

Что еще о себе рассказать? Готовить люблю, например курицу по индийским рецептам. В Индии вегетарианцем был, как мои родители и братья, а здесь мясо стал есть. Спросите, почему? Травматологу нужен животный белок, чтобы силы были.

Дома из индийской кухни овощи готовим. Рецепт этого блюда простой: сначала жарим лук — это основа, потом добавляем приправы, обязательно черри, после — любые овощи. Лаваш сам пеку, иногда покупаю. Я родом из северо-западной части Индии, у нас не рис, как принято считать, а лаваш любят. А жена — специалист по драникам. Вкусно!

…В Индии я играл в крикет. Там все в него играют, а в Минске — никто. И я перестал. Поначалу грустил из-за этого, потом привык. И к тишине привык.

— К какой тишине?

— Сейчас объясню. Когда домой прилетаю, первое, во что окунаюсь, — это шум. У нас везде сигналят автомобилисты. Гул такой… В Минске тишина по сравнению с Индией. Машины на дорогах очень редко сигналят. Надобности нет, а у нас, если не загудишь, так в пробке до утра простоишь. Думаете, утрирую? Самую малость.

Фото Тамары Хамицевич

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ