«Я закодировалась, не пью второй год». Какие вопросы рассматривают на заседаниях ОПОП

Для чего нужны советы профилактики и какие вопросы рассматривают на заседаниях, выяснила корреспондент агентства Минск-Новости».

Главная задача советов общественных пунктов охраны правопорядка (ОПОП) не только выявление правонарушений на территории, закрепленной за ними, содействие органам государственной власти в обеспечении порядка, но и серьезная профилактическая работа. Координируют ее, как правило, их председатели, обозначая проблемы, требующие особого внимания.

Заседания проводятся ежемесячно в каждом ОПОП, — говорит временно исполняющий обязанности начальника отдела охраны правопорядка и профилактики МОБ Первомайского РУВД Андрей Макух.  В состав совета входят представители местной исполнительной власти, учреждений здравоохранения, образования, культуры, милиции, коммунальной сферы, а также идеологические и профсоюзные работники предприятий и организаций.

На подобные встречи нередко приходят местные жители, делятся проблемами. Их внимательно выслушивают, вместе ищут, как исправить ситуацию. Кому-то, например, мешает скамейка во дворе, где периодически собирается пропустить рюмашку-другую здешний бомонд, или шумный сосед, а кто-то мечтает разбить под окнами цветник, но для этого нужно выровнять грунт.

Приглашают и особо отличившихся правонарушителей: пьяниц, наркоманов, семейных дебоширов и др. Заседатели заслушивают доклад участкового инспектора, объяснения гражданина и обсуждают, что делать и чем можно помочь.

Семья 37-летней Елены тоже оказалась в числе неблагополучных. Супруг находился в местах не столь отдаленных, она пила. Сыновей 6 и 10 лет забрали в приют. Это образумило женщину. Она стала делать всё, чтобы вернуть ребят: регулярно навещала, приносила угощения, обновки, игрушки.

Я закодировалась, не пью второй год. У меня высшее экономическое образование. Раньше занимала престижные должности: была главным бухгалтером на предприятии, экономистом в банке. Когда стала пить, пришлось уволиться. Нормальную работу так и не нашла. Чтобы платить алименты, устроилась санитаркой. Теперь вряд ли смогу трудиться по специальности — произошло слишком резкое понижение в должностях, — с сожалением говорит Елена.  Ухаживаю за мамой, у которой I группа инвалидности, получаю пособие. Меня и детей обеспечивает муж — он работает на стройке.

Участковый поясняет, что наблюдает за этой семьей, особенно после того, как родителям вернули ребят. Заверяет: обстановка благополучная.

Присутствующая на заседании заместитель заведующего яслями-садом № 145 Татьяна Драгун интересуется у Елены, как складываются отношения с сыновьями.

Раньше старший часто вспоминал мои пьянки, тот период, когда они с братом жили в приюте. Мне очень стыдно, постоянно прошу прощения, — опустив голову, отвечает женщина.  Мальчишки до сих пор посещают психологов. Хуже от этого не будет.

Татьяна Ивановна дает ей несколько дельных советов по воспитанию сыновей, выразив надежду, что она будет хорошей мамой.

В здании Первомайского РУВД прошло выездное заседание совета профилактики под председательством директора школы № 63 Ольги Сарнавской.

Первой выслушали 33-летнюю Екатерину, которая не так давно освободилась из мест лишения свободы, где отбывала наказание за неуплату алиментов. Три года назад ее лишили родительских прав: пока супруг сидел в колонии за имущественное преступление, она пустилась во все тяжкие — стала выпивать, на глазах детей регулярно скандалила с сожителем. Опеку над мальчиками 13 и 15 лет оформила бабушка.

— С отцом детей я не живу — после освобождения он создал новую семью, у них родился ребенок. Недавно суд восстановил его в родительских правах на сыновей. Но дети ему не нужны! Я каждый день приезжаю к бывшей свекрови, делаю с ними уроки, а он их даже не навещает, — эмоционально описывает ситуацию Екатерина.

Участковый подтверждает ее слова.

Хочу воспитывать мальчиков сама, но у меня накопилась большая задолженность по алиментам — около 10 тысяч рублей. Я уборщица на госпредприятии, зарплата мизерная. Искала другое место, но работодатели отказывают, как только слышат, что есть долг по алиментам и судимость, — вздыхает женщина.  А ведь имею два образования — повара и продавца, не пью.

О. Сарнавская, услышав о проблеме с трудоустройством, удивляется: ведь эти специальности востребованы. Ольга Владимировна предлагает помочь подыскать вакансию повара в одной из школ района, где зарплата будет примерно в два раза выше той, что она получает сейчас.

Житель Первомайского района был успешным бизнесменом — руководил собственной юридической компанией. Дома его ждали любящая красавица жена и двое детишек. Но начались неприятности на работе. Мужчина стал выпивать, вел себя агрессивно по отношению к близким. Дошло до того, что иногда ночевал в подъезде, так как был не в состоянии дойти до квартиры.

От безысходности жена обратилась к участковому. Офицер неоднократно разговаривал с мужчиной. Тот вроде бы и понимал, что катится в пропасть, но менять образ жизни не спешил. Однажды его вызвали на совет ОПОП. Общались более двух часов, просили образумиться. В противном случае грозили отправить на принудительное лечение. Для всех стало неожиданностью, когда через несколько дней он принес участковому справку о том, что закодировался. Спустя полгода и в его компании дела пошли на лад. Семья снова стала счастлива.

Есть много примеров, когда профилактические встречи заставляли людей переосмыслить жизненные ценности. Например, в Первомайском районе живет молодая семья. После рождения ребенка оба родителя с завидной регулярностью стали заглядывать на дно бутылки. Их поставили на учет, а младенца забрали. На одном из заседаний, общаясь с психологом, мужчина расплакался, уверял, что они с супругой осознали ошибку. Им поверили. Уже два года в семье всё хорошо.

Заседатели обещали помочь и одинокому пенсионеру, который недавно освободился из мест заключения. Жилья нет, скитался по знакомым, иногда бродяжничал. «Милиционеры за свои деньги восстановили мне паспорт, время от времени даже кормили, за что очень признателен. Помогите мне, пожалуйста, устроиться в дом-интернат — не хочу доживать век на улице!» — просил дедушка.

Фото Павла Русака

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ