Зачем нужны корни?

Ольга Поклонская
Автор материала:
Ольга
Поклонская

Спроси сегодня наугад белорусов о том, как звали прадедушку и прабабушку, и многие, уверена, не смогут ответить.

Сегодня у меня дома есть изображение генеалогического древа нашего рода.  Его составила моя тетя Констанция. Выйдя на пенсию, она стала завсегдатаем Национального исторического архива Беларуси, и по метрическим книгам скрупулезно выискивала сведения о предках. Результатом ее кропотливой работы и стал документ, который мы размножили и теперь бережно храним. Его ценность я сознаю с каждым годом все больше и больше. Что лично мне дает этот лист с именами и датами рождения и смерти? Одним словом и не объяснишь.

Сама я помню только бабушек. О дедушках знаю до обидного мало. Один, обвиненный в антисоветской деятельности, был репрессирован и погиб в годы культа личности. Второго расстреляли фашисты во время Великой Отечественной войны. Очень жалею, что не расспросила бабушку по отцовской линии, которая жила с нами не один год, обо всем, что интересует меня сегодня. Она-то как раз она помнила свою родню и любила рассказывать о ней.

А как хотелось бы мне сегодня найти хоть какие-то сведения о судьбе своих далеких предков, которых звали Яцек, Сигизмунд, Иоан, Касыльда, Михалина, Тадеуш, Сыдаля, Франтишка. Бывает же так, что в тебе неожиданно проявляется нечто, что озадачивает тебя саму. Откуда в тебе это? Почему ты так поступаешь? А ведь, может, это вдруг заявляют о себе гены вот той самой далекой Сыдали или Касыльды? Голос крови – не пустой звук. И не случайно считается, что нужно знать свой род до седьмого колена.

В советское время многие предпочитали «забыть» своих родных и близких,   боясь, что благородное происхождение или другие компрометирующие факты биографии отразятся на собственной судьбе или судьбе потомков. Для истории страны это был небольшой период забвения, но его хватило, чтобы прервалась связь поколений, и многие превратились в Иванов, не помнящих родства. Это, несомненно, отразилось на людском качестве.

Готовя материалы в рубрику «Семья с историей», я встречалась с  потомками Галины Макаровой, Ивана Мележа, Ивана Шамякина, Янки Мавра, Андрея Бембеля, Елены и Николая Аладовых, Юрия Семеняко. И беседуя с ними,  понимала, что они не позволяют себе жить недостойно, потому что сознают  ответственность за имя и фамилию. Они наследники семейных ценностей.

Когда к празднику Победы дети расспрашивают родителей, бабушек и дедушек о членах семьи, которые участвовали в Великой Отечественной войне и пишут о них сочинения, то воспитательное значение этого несомненно. Через судьбы близких они изучают историю своей страны. Сочувствуя судьбе родного человека, развивают в себе способность сопереживать чужой трагедии. Вообще в кругу семьи любые уроки памяти проходят ненавязчиво и неформально. А провести их несложно. Даже в самой, казалось бы, обычной семье наверняка есть и свои фамильные  предания, и забавные случаи, и примечательные персонажи. Если в семье есть традиция рассказывать о том, как жили предки, как они трудились, как отмечали праздники, как создавали семьи, какие блюда готовили и что одевали по случаю торжеств, то потомки ощущают живую историю, которая творится день за днем обычными людьми. А это отличная, кстати, вакцина против того, чтобы история страны постоянно переписывалась в угоду политической конъюнктуры.

Скоро наступит замечательное время подготовки к праздникам. Таким теплым, душевным, семейным. Разве это не повод, чтобы достать семейные альбомы и вместе с детьми и внуками их полистать?

Да, наверное, я так никогда и не узнаю судьбу многих и многих своих предтеч. Но когда я изучаю генеалогическое древо и вижу на нем и свое имя, и имя брата, и своего сына, и племянников, вписываю туда дату рождения внучатого племянника, то возникает ощущение того, что я встроена в некий космос под названием род, что я не сама по себе, а одна из веточек на большом дереве, одно из звеньев большой цепи. Это дает ощущение устойчивости, некой незримой связи прошлого, настоящего и грядущего. И мне это ощущение нравится.

 

 

Самое читаемое