Заготовка дров и принудительный труд. Что волновало минчан 100 лет назад

Интересные факты из жизни столицы 100-летней давности — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Поработаем немножко

В июле 1920 года в Минск пришла советская власть. В городе установились новые порядки. Самой обсуждаемой темой среди горожан стала работа. В советских учреждениях ввели шестичасовой трудовой день, а всем остальным — восьми. Никто не мог, как раньше, заставить трудиться человека сверх этого времени. Рабочие и служащие нововведению несказанно обрадовались. Торговцы — наоборот. График работы магазинов стал абсолютно хаотичным. Раньше все было четко: после утренней службы в храмах разрешалось распахивать двери торгового объекта и вести дела с покупателями до 22 часов, а то и позже. Ведь продолжительность торгового дня и сумма выручки напрямую зависели друг от друга. Теперь пришлось приспосабливаться. Открыл лавку в 8 утра — в 17 будь добр закрыть. Свои восемь часов продавец уже отработал. Хочешь торговать вечером? Открывайся в полдень. Не раньше! Или нанимай второго продавца.

Только с этим тоже проблемы. Старой системе торговли не оказалось места в зарождающейся советской реальности сентября 1920 года. 100 лет назад считали, что можно обойтись без посредников. Вместо торговых объектов стали открывать ЕПО — лавки Единой потребительской кооперации, которые занимались распределением товаров. Старые магазины закрыли, товар описали и национализировали.

Многие частные торговцы, особенно владельцы крупных магазинов, оказались в числе нетрудовых элементов. Просто так бездельничать им нельзя. Вместе с экс-буржуазией их обязали выходить на работы по благоустройству города. Как раз в конце августа новосозданные домовые комитеты подали списки «проживающих у них нетрудовых элементов» в Народный комиссариат труда. Всего в него попали около тысячи человек.

Однако немного перестарались. В Правкомтруд (Комиссия по правильному использованию труда и освобождению привлеченных в порядке трудовой повинности) стали писать родственники нетрудовых элементов. На принудительные работы выводили мужчин от 16 до 50 лет и женщин в возрасте до 40. Их направляли на самые тяжелые участки. Не смотрели ни на состояние здоровья, ни на физические кондиции. Не каждый мог выдержать такие нагрузки. В конце сентября это признал Правкомтруд и сообщил, что принимаются меры к исправлению недостатков.

Вскоре никому оставаться без дела оказалось нельзя. Каждый минчанин обязан был работать. 100 лет назад в городе окончательно оформилась трудовая повинность. Обыденностью стало то, что утром людей распределяли на различные работы в организации, подавшие заявки.

Хорошее дело

В сентябре 1920 года слово «субботник» не сходило с уст. Городские власти всячески поддерживали это благое начинание. Коммунисты с радостью отзывались на призыв партии и шли работать во благо Советской страны. Правда, энтузиазма хватило всего на несколько выходов. Зато власти увидели реальную пользу от бесплатного труда. Было создано бюро субботников. Каждую неделю проводилось по два таких великих почина.

17 сентября в газете «Звезда» вышла заметка: «Настоящим доводится до сведения всех советских учреждений, общественных и профессиональных организаций и предприятий, что 18 сентября состоится очередной субботник. Сбор на площади Свободы ровно в 18 часов. Явка всех коммунистов обязательна».

Руководству предписывалось направлять на субботник не менее 75 % от списочного состава. Тех, кто не выполнит требования, ожидало серьезное взыскание.

На воскресенье, 19 сентября, объявили грандиозный воскресник для перевозки дров. Все учреждения и организации, имевшие свои подводы, обязали предоставить их для участия в празднике труда. Как и тех, кто будет грузить.

Оказалось, одними субботниками ситуацию в городе не исправить. Простые граждане могут помочь только физически. Но для многих операций требовались профессионалы. Поэтому, например, для скорейшего восстановления железнодорожной инфраструктуры Минска объявили неделю ремонта. С 21 сентября всех железнодорожников обязали работать еще три часа сверхурочно.

Щепетильная тема

В августе 1920 года новая советская власть решила одним росчерком пера избавиться от такого уродливого проявления старого режима, как проституция. Дома терпимости надлежало закрыть, а их владельцев арестовать. Правда, искоренить проституцию не вышло. Она перешла на нелегальное положение. И начался второй этап борьбы с этим социальным злом.

Начало положило письмо военкома в редакцию газеты «Звезда». Там было написано, что путаны продолжают свое позорное ремесло в бывших домах терпимости. В непосредственной близости от них расквартировалось множество военных, и «некоторые малосознательные товарищи под влиянием этих женщин развращаются».

Уже через три дня после публикации обсуждали в комздраве вопрос об открытии дома труда для проституток. В то время считалось, что женщин легкого поведения можно направить на путь истинный, обучив рабочей профессии. Чтобы оградить их от улицы и прежней работы, предложили поселить их в отдельное общежитие. Так дамы будут под более бдительным контролем милиции и общественности. Вместе с тем посильную помощь в освоении профессии и переустройстве жизни на новый советский лад должны оказать политически активные женщины. На словах все оказалось просто, а на деле — невыполнимо.

Местные новости

Город продолжал перестраиваться на новый лад. Первоначально советская власть не шла на бесплатный отъем товаров. Например, 1 сентября 1920 года город выкупил у часовых дел мастера Лейзеровского часы. Комхоз выплатил ему 150 тыс. рублей. Минчане привыкли к тому, что часы висят на доме № 70 на ул. Захарьевской (ныне пр. Независимости). Власти решили оставить их на прежнем месте для общественной пользы. Даже после того, как в сентябре 1920 года на городской беспартийной конференции приняли решение о национализации и распределении мануфактурных товаров. Владельцам конфискованного товара полагалась компенсация.

Обыденностью стали суровые приговоры. Например, к высшей мере наказания приговорили заведующего сенным складом минского губпродкома Льва Шлосберга. Он присвоил аванс 50 тыс. рублей на заготовку сена. Скрыл это через подложные документы, поставив на них печать Сенницкого ревкома. Суд посчитал, что этим завсклада нанес советской власти огромный репутационный урон. Такой же приговор вынесли двум сотрудникам железной дороги. Мария Юревич и Лев Диненштейн за мзду выдавали пропуска.

Появилось понятие трудового дезертирства. За неявку на работу в течение двух суток назначали восемь дней ареста с препровождением в Горкомтруда. Такие трудовые дезертиры каждый день под конвоем милиции выходили на принудительные работы. После отбытия наказания людей возвращали на прежнее место службы. Центральная чрезвычайная комиссия по борьбе с труддезертирством постановила, чтобы во всех учреждениях и на предприятиях руководители вели табель явки и ухода сотрудников. Не позднее 10 часов 15 минут они обязаны составить список прогульщиков и передать в комиссию.

Зато политическая жизнь в Минске била ключом. Самая обсуждаемая городская новость 100 лет назад — приближающиеся выборы в Минский городской Совет рабочих депутатов. Точнее, очередной их перенос из-за ситуации на советско-польском фронте.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ