ЗАЛ ОЛИМПИЙСКОЙ СЛАВЫ. Гимнастка Наталия Лещик — о философии Юнга, любви к книгам и серебре лондонских Игр

У нее лучезарная улыбка, рост, как у модели, безграничные, кажется, запасы оптимизма и внушительная коллекция медалей. В 17 лет минская «художница» Наталия Лещик стала самой юной вице-чемпионкой Олимпиады-2012 в Лондоне в групповом упражнении. Со спортсменкой, которая сейчас работает психологом в сборной страны по стрельбе из лука, пообщался корреспондент агентства «Минск-Новости».

Неоткрытый Сингапур

— Наташа, а ведь до перехода в групповички ты подавала большие надежды как личница?

— Я бы, пожалуй, так не сказала. У меня не было каких-то выдающихся данных, разве что хорошая координация. Всегда нравилось работать с предметами, а благодаря первому тренеру Ирине Альбертовне Донбровой удалось еще и практически без травм дойти до определенного возраста и научиться выполнять довольно серьезные элементы.

— И в 15 лет, в 2010 году, очень неплохо выступить на юниорском чемпионате Европы в Бремене…

— Да, я взяла серебро в упражнении с обручем и в команде вместе с Ариной Шарапой, завоевав лицензию на 1-е юношеские Олимпийские игры. Но буквально за пять дней до отлета в Сингапур на турнире Марины Лобач сломала большой палец на левой ноге во время выступления. Закончила упражнение, ушла с ковра, вроде никто ничего не заметил.

Однако боль не утихала, пришлось сразу идти к врачу. Сделали снимок, и оказалось, что это перелом. Я, неисправимая оптимистка, еще строила планы, как мне дадут что-нибудь обезболивающее и получится выступить на Играх… Но палец загипсовали, а в Сингапур полетела Арина Шарапа. Месяца три я вообще ничего не делала. Потом понемногу начала тренироваться в щадящем режиме, работала с предметами, на полупальцы тоже пыталась вставать, но вернуть прежнюю форму оказалось очень непросто. В этот период меня как раз и перевели в групповое упражнение. Завела разговор мой тогдашний тренер в РЦОП Лариса Лукьяненко, мол, может, стоит попробовать, так больше шансов попасть на Олимпиаду. А у меня после пролета с юниорскими Играми сменились приоритеты, топ-соревнования уже не были самоцелью. Хотелось просто продолжать свое творчество, нравиться зрителю. В общем, я долго отказывалась.

— Но все же согласилась?

— Со мной несколько раз разговаривали Лукьяненко и тренер национальной команды групповичек Татьяна Ненашева. Уговаривали-уговаривали, а потом сказали: ты попробуй, а если что, вернешься в личницы. И вот на эту удочку я попалась.

Было очень сложно перестроиться. Когда выходишь на ковер одна, то отвечаешь только за себя, уронила предмет — сама виновата. А тут твой косяк перечеркивает усилия еще четырех человек, и это сильно напрягало. Однако девочки помогли втянуться, потом чувство гиперответственности немного ушло. И когда накануне 2011 года меня спросили, не хочу ли вернуться в личницы, я уже не могла подвести команду.

Вернуться в Лондон — дело чести

— На Олимпиаде-2012 в финале после исполнения первого упражнения, с пятью мячами, вы оказались на 4-м месте. Трудно было не дрогнуть психологически, чтобы без сучка без задоринки отработать с булавами и обручами и обойти в итоге и Италию, и Болгарию?

— Лично я никогда не настраивалась на медаль, просто старалась показать по максимуму все, что отрабатывалось на тренировках. И если получалось, была довольна, а дальше оставалось ждать решения судей. На Олимпиаде свою задачу, считаю, выполнила, а на табло вообще не смотрела. И даже когда объявили оценки и девочки начали обниматься и плакать от избытка эмоций, какое-то время находилась в прострации и не сразу поняла, что мы уступили только непобедимой сборной России.

— Лондон запомнился чем-то особенным?

— Медалей с международных турниров у меня немало, хотя серебро Олимпиады, безусловно, стоит особняком. Однако, путешествуя по миру, гимнастки видят в основном лишь залы и аэропорты. Мои самые яркие впечатления о Лондоне — двухэтажные автобусы и олимпийская деревня. Личницы, завершившие выступления на день раньше, успели что-то посмотреть, тот же Биг-Бен хотя бы. Мы же отсоревновались буквально за несколько часов до закрытия Игр и уже назавтра улетали. Так что дело чести — вернуться когда-нибудь в английскую столицу и открыть ее для себя заново.

— Ты была в той команде самой юной и вполне могла бы готовиться к Играм-2016 в Рио, однако рассталась с ковром. Почему?

— У меня была травма спины, она болела постоянно и болит до сих пор. Я поначалу рассчитывала тренироваться через не могу, это для гимнасток рядовое дело. Но, взвесив все за и против, пришла к выводу, что будет крайне сложно. Спорт жесток, и никто не делал бы мне поблажек или послаблений даже из-за грыж поясницы, одна из которых давила на нервный корешок. Было очень непросто принимать такое решение, однако, включив мозг, решила, что в первую очередь нужно позаботиться о своем здоровье.

— И переквалифицировалась в психологи?

— Да, после РГУОР, где получила обычное среднее образование, окончила еще БГУФК. У меня две специальности: преподаватель физкультуры и спортивный психолог. Два года отработала в РНПЦ спорта, в лаборатории психологии спорта. Там, конечно, по большей части научная направленность, это немножко не то, чему меня учили. Но опыт был очень интересным и полезным. А сейчас, как вы знаете, сотрудничаю с лучниками.

120 книг в айпаде

— Где ты начинала заниматься гимнастикой?

— Мне было лет 5, когда папа увидел объявление о наборе девочек в секцию в «Трудовых резервах» на улице Калиновского. А поскольку он поборник здорового образа жизни, то отвел меня туда.

— «Художницы» проводят в зале по многу часов в день, это очень нелегкий труд. Тебе же, по твоим словам, тренировки казались чем-то вроде увлекательного приключения?

— Нет, гимнастика в первую очередь упорство и труд. Однако тем, кто видит только парадную сторону нашего вида спорта, выступления красивых девочек в эффектных купальниках, знать остальное совсем не обязательно, уж лучше я расскажу им об увлекательном приключении. Хотя доля истины есть и в этом, всегда стараюсь оценить ситуацию под разными углами.

— Думаю, уже лет в 15, попав в национальную команду, ты обзавелась собственной трудовой книжкой. А деньгами распоряжаться умеешь?

— Не знаю, насколько умею, это как в жизни: иногда хаос, иногда организация, в общем, серединка на половинку. После Олимпиады я купила себе хороший ноутбук, а большую часть призовых отдала родителям. Отец еще в 1990-х начал строить дом. Возвели коробку, и она простояла лет 15. И тут у меня появилась возможность помочь. Мы с родными решили продать квартиру и достроить дом по максимуму.

— Слышал, ты завзятый книгочей и в школе без проблем одолела даже «Войну и мир».

— Мне было очень интересно. В принципе, я читала все, что нам задавали по литературе, страдала вместе с Раскольниковым… Во время переездов сборной тоже обычно брала с собой хорошие книги. Недавно меня поверг в шок «Коллекционер» Джона Фаулза, психологический детектив, очень глубокая вещь. В моем айпаде уже 120 книг, не знаю только, когда со всеми разберусь. Правда, могу читать одновременно 4–5, но разной направленности.

— Мне кажется, при таких внешних данных и внутреннем мире тебя должны побаиваться парни…

— Мой молодой человек так не считает! (Смеется.) Да и в школе общалась с мальчиками без проблем, чисто по-товарищески. Как говорил Карл Густав Юнг, соратник Зигмунда Фрейда, в каждом человеке есть и мужское, и женское начало. И я с ним полностью солидарна.

Фото из личного архива Наталии Лещик

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ