ЗАЛ ОЛИМПИЙСКОЙ СЛАВЫ. Марина Синельщикова: «Я была обычным ребенком, в шеренге стояла третьей с конца»

Самая ценная — олимпийская «бронза» Атланты-1996, однако ее обладательница четырехкратная чемпионка мира по академической гребле Марина Синельщикова (в девичестве Знак) трофеями обеих дочерей дорожит и гордится не меньше, че6м собственными. Ей, добившейся успеха в очень трудоемкой дисциплине, не надо объяснять, какой ценой достается каждая победа, даже просто над самой собой. Корреспондент агентства «Минск-Новости» побеседовал с титулованной спортсменкой.

С интернационалом

Четыре года назад ушел из жизни ее муж и тренер Владимир Синельщиков. Марине по сей день трудно смириться с этой потерей. Но, угощая меня ароматным кофе и вкусными пирожными собственного приготовления, она улыбается и на судьбу не жалуется.

— Вы выступали в составе распашных восьмерок с рулевой, защищая цвета трех разных дружин — СССР, СНГ и Беларуси, а родились в Берлине. Отец, вероятно, был военным?

— Я родилась в небольшом городке недалеко от Берлина, позже мы переехали в Минск. Отец, к слову, занимался легкой атлетикой, метанием, неплохо бегал. Но надо было кормить семью, и после демобилизации он устроился строителем. Мама работала в поликлинике.

— В сборную Союза вы попали в середине 1980-х?

— Хорошо выступила на всесоюзных отборочных соревнованиях, где была нешуточная конкуренция, и оказалась в составе восьмерки с рулевой. Я тогда впервые стала чемпионкой мира.

— В 1985-м в бельгийском Мехелене?

— Недалеко от него, на гребном канале в городке Хазенвикел. Команда подобралась интернациональная: украинки, россиянки, литовки. Мы и сейчас поддерживаем отношения, в основном через соцсети. До пандемии коронавируса иногда ездила в Литву в качестве судьи, а также посмотреть ветеранские соревнования и просто поболеть. Мы всегда рады видеть друг друга, меня приглашают в гости, поздравляют с праздниками.

Одаренная ученица

— Гребля — не самый популярный, но довольно тяжелый вид спорта. Почему не выбрали более комфортное занятие?

— Мне было 16 лет, училась в 8-м классе, играла в волейбол в школьной секции. Вроде бы получалось неплохо, но чего-то как будто не хватало. Наверное, воздуха и воды (смеется). А однажды в нашу школу № 16 на улице Бирюзова заглянул тренер по гребле — агитировать всех желающих девочек прийти на стадион «Динамо».

— На стадион, а не на гребной канал?

— В лодку села не сразу. На стадионе мы занимались общефизической подготовкой, играли в баскетбол, зимой поехали в Эстонию, в Тарту, на первые сборы. Да и там только имитировали греблю в гребном бассейне на тренажере и поддерживали форму. У меня даже сохранились спортивные дневники: сколько пробежала, подтянулась, с каким весом приседала и другое.

Полноценные тренировки наши наставники Леонид Фролов и Владимир Синельщиков начали проводить с нами уже весной на Комсомольском озере. Лодки хранились в сарайчике рядом с динамовским комплексом на улице Даумана, нести их до воды приходилось метров 800. Я тогда даже плавать не умела, но научилась быстро.

— Наставники сразу разглядели в вас потенциально одаренную спортсменку?

— Нет. Я была обычным ребенком, в шеренге стояла третьей с конца. До 8-го класса хорошо училась, но когда стала серьезно заниматься спортом, постоянно ездить на сборы, времени на учебу оставалось мало. Даже на выпускные экзамены в Минск приезжала из Тракая, где проходили всесоюзные соревнования.

Единственным педагогом, поддерживавшим меня и уважавшим мои трудовые мозоли, была наша классная руководительница, учительница истории. И одноклассники помогали, всегда давали, если нужно, списать (смеется).

— Владимир Синельщиков был в ту пору молодым, но уже наверняка честолюбивым тренером?

— Естественно, молодым, а насколько честолюбивым, я тогда судить не могла. Не всем нравился, это точно. Он приехал из России, показывал сам очень хорошие результаты. Но ему предложили тренировать женскую команду, и Владимир согласился, хотя не имел высшего образования. Зато буквально горел своим делом, впитывал знания как губка и рос вместе с нами. Наши олимпийские медали во многом его заслуга.

С супругом

Тяжелая вода Атланты

— На двух подряд Олимпиадах, в 1988-м и 1992-м, вы занимали обидное четвертое место, хотя до этого уже побеждали на чемпионатах мира. Как подобные неудачи переносятся психологически?

— Конечно, расстраивалась, но не унывала. Настраиваешься и работаешь дальше, несмотря на подводные течения и камни.

— «Бронза» на Играх-1996 стала наградой за долготерпение?

— В Атланте мы вполне могли если не выиграть, то взять «серебро». Очень долго шли вторыми, но у кого-то получился сбой, и нас обошли канадки. А вообще на ту Олимпиаду за медалью ехала как самая опытная в команде. Сражалась до конца и, честно говоря, чуть не умерла на финише. Причем не морально, а физически.

— Чем еще запомнилась Атланта?

— Условиями проживания в Олимпийской деревне. Включаешь свет в номере — в разные стороны разбегаются толпы тараканов. Это было ужасно. Сам город мы практически не видели.

— Да еще и жара стояла несусветная…

— Акклиматизацию я всегда переносила нормально и на зной особо не обращала внимания. Никогда, кстати, не пользовалась услугами психолога, умела настроиться сама. Даже на массаж ходила, если без него вообще нельзя было обойтись.

— Вы успели погрести вместе с легендарной Катей Карстен. Что, на ваш взгляд, позволило ей так долго оставаться в большом спорте?

— Она чрезвычайно одаренная и целеустремленная. Я считаю, что Катю стоило поберечь. Она могла бы еще долго радовать нас высокими результатами.

— Вас тоже с полным правом можно назвать одаренной и целеустремленной…

— Да, но я не одиночница, скорее, командный боец. Смотреть за питанием, дисциплиной, заставлять девчонок убирать, стирать, вовремя ложиться спать считала своей обязанностью. Поэтому все на меня обижались. И, наверное, тоже бы еще гребла, но устала морально.

— У вас же две чудесные и тоже с хорошими спортивными задатками дочки?

— Насте 19 лет, она занималась в модельном агентстве, играла в баскетбол за юниорскую сборную Беларуси, ее рост около 195 см. Окончила в Гродно училище олимпийского резерва, поступила в БГУ. Любе 15, она кандидат в мастера спорта по плаванию. У обеих медалей и кубков больше, чем у меня. Помогаю чем могу. Вот только папы нам всем не хватает…

Фото из архива Марины Синельщиковой

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ