Заметка рассерженного горожанина: почему в жару на улице торгуют яйцами и салом?

Я, грешным делом, морщусь, когда выхожу из метро на станциях «Площадь Якуба Коласа» или «Каменная Горка» и нос к носу сталкиваюсь с женщинами, трясущими передо мной рубашками, платками и тому подобным тряпьем. Но на днях испытала шок, увидев, во что превратился бульвар Тракторостроителей – главная улица поселка тракторостроителей.

Уже сам выход на бульвар из станции метро «Тракторный завод» испугал. Выход слабо освещен. Торговцы всем подряд – чесноком, ягодами, бюстгальтерами, детской одеждой – облепили ступеньки и стены. Покупатели образовали второй слой. А между ними пробираются на свет божий горожане – как из катакомб.

Выбрались – и что же? Та же торговля, но уже под открытым небом, на бульваре, и та же чересполосица: мужские трусы, юбки, короче, барахло без каких бы то ни было опознавательных знаков и сертификатов. Торговля с рук, торговля с газетки…

IMG_3010

IMG_2994

IMG_2953

Вдруг потянуло гастрономией: на бойком месте под обычным зонтиком от дождя (в данном случае от солнца) на раскладном столике лежат куски сала. Запах издает копченое сало. Оплавившись – даже в тени в эти дни термометр показывает 27–30 градусов тепла, оно напоминает мыло. Здесь же – ломти соленого сала. Чуть поодаль торгуют колбасой.

IMG_2950

IMG_2960

Солнце «ласкает» «соты» с куриными и перепелиными яйцами. Наконец торговец яйцами начал перетаскивать товар в затененное место. «Берите-берите – яйца домашние», – сказал, заметив мой взгляд.

IMG_2244

IMG_2971

Метрах в шестидесяти на бульвар вытащил туго набитые мешки продавец картофеля. Но в отличие от сала, покупатели к картофелю не проявляют особого интереса, хотя покупать этот продукт гораздо безопаснее, чем плавящееся сало и яйца, из которых вот-вот выведутся цыплята. Замечу, что свежие сырые куриные яйца в холодильнике могут храниться недели три. В холодильнике! Но кто знает, когда собрали и как хранили «уличные» яйца.

IMG_2973

Соленое и копченое сало при африканской жаре тоже портится не сразу – ну, сутки спустя. Но кто знает, как его хранили до того, как выставить на продажу на бульваре.

А вот что образуется в этих продуктах на жаре, скажет любой образованный человек: гнилостные бактерии, плесневые грибы… Сальмонеллез сидит в засаде, это страшная болезнь. Причем в группе риска чаще всего дети и старики, у которых снижена кислотность желудочной среды. Они становятся легкой добычей для возбудителей сальмонеллеза.

Однако вернемся на бульвар Тракторостроителей. Мне кажется, он стал не только «продажным», но и некрасивым, неуютным. Фонтан со скульптурной композицией не работает, хотя во время зноя был бы не просто украшением, но и спасением для местных жителей. Немногочисленные плохо ухоженные клумбы тоже не радуют глаз. Так что уличная торговля – самое яркое пятно на улице.

Зрелище торга на бульваре, где, вспомним, принято гулять в тени деревьев, а не примерять юбки и кофточки и трясти яйца на предмет свежести, навело на размышления. Быть может, в этой части города не хватает магазинов шаговой доступности, мини-рынков? А быть может, все дело в дешевизне? Так получилось, что пару часов спустя я была на Комаровке и специально зашла на крытый рынок, где в холодильных камерах-прилавках были разложены те же продукты. Рыночное сало в сравнении с уличным дороже на 10–30 тыс. рублей за килограмм, но я нашла и на 10 тыс. дешевле. Яйца на 2–6 тыс. дороже. Скажем честно: не бог весть какая экономия. Здоровье стоит несоизмеримо дороже.

Автор Светлана Николаева

Фоторепортаж агентства «Минск-Новости»

 

 

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ