«Зарплата и коммуналка в стенд-бае». Легенда белорусского футбола Сергей Алейников — о коронавирусе в Италии

Тридцать с лишним лет назад, в августе 1989-го, полузащитник минского «Динамо» Сергей Алейников подписал контракт с легендарным «Ювентусом», став первым белорусским легионером. С тех пор чемпион СССР, вице-чемпион Европы, победитель Кубка Италии и Кубка УЕФА живет на Апеннинах. Подробнее о том, как он переносит период пандемии, — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Сегодня и уже, к слову, достаточно давно один из лучших белорусских футболистов всех времен обосновался в Лечче, на юге страны, на время ставшей эпицентром коронавируса в Европе. И, как все ее дисциплинированные жители, не выходит из дома без особой надобности.

— Сергей, как в Лечче и в стране обстоят дела с пресловутым коронавирусом, настолько ли трагична ситуация, какой ее изображают средства массовой информации?

— Дело в том, что эпицентр пандемии находится в районе Милана, Бергамо, Турина, то есть в северной части Италии. Поэтому все сводки в основном касаются именно ее. А у нас, на юге, не настолько драматичная ситуация, хотя тоже приняты необходимые меры. Все изолировано, ездят машины с карабинерами, из дома можно выйти, только если есть веская причина, в первую очередь за продуктами и лекарствами.

— А кто-то контролирует, куда вы идете?

— Да, стоят специальные люди, следят, чтобы не было скопления народа, запускают, допустим, в магазин людей понемногу и отслеживают: сколько человек вышло, столько и заходит.

— А что насчет работы и зарплаты?

— Это сейчас проблема для всех. Все заморожено, никто никому ничего не платит до середины апреля, сказали, что все расчеты отложены до июня. И зарплаты, и коммунальные платежи находятся, скажем так, в стенд-бае.

— Какую дистанцию между людьми необходимо выдерживать?

— Один метр. Не знаю, правда, насколько это помогает. Многие вещи, конечно, непонятные, но все стараются соблюдать предписания, которые спустили сверху.

— Рекомендуют обязательно мыть руки с мылом, есть и пить горячее?

— Такое впечатление, что до этого вся Европа не мыла руки…

— Кто-то как-то объясняет, почему из Китая эпицентр пандемии переместился в Италию?

— Нет, здесь об этом никто не говорит. Дают рекомендации, и все. Сейчас самое главное — остановить болезнь.

— У нас недавно, в отличие от большинства европейских стран, стартовал чемпионат Беларуси по футболу, и говорят, его уже смотрит чуть ли не пол-Европы, мол, смотреть-то больше нечего…

— Не знаю. У нас, во всяком случае, его не показывают.

— К слову, в составе сборной СССР вы в 1988 году уступили в финале европейского первенства в Англии в дружине Нидерландов — 0:2. Не забей тогда ван Бастен второй, совершенно сумасшедший мяч чуть ли не с нулевого угла, по немыслимой траектории влетевший в ворота Дасаева, могли бы еще вы еще посражаться с голландцами за золото?

— Я отвечал много раз, и ответ достаточно прост: это был год не только Марко ван Бастена, но триумф всего голландского футбола. Поэтому тот гол просто стал вишенкой на тортике. В том сезоне ведущий форвард «оранжевых» мог бить с любой позиции, с любой точки, и мяч залетал бы в ворота. Здесь, конечно, не обошлось без доли везения, но оно всегда должно присутствовать. А игроки типа ван Бастена еще и имеют немножко больше мастерства, чем остальные.

— Вы были одним из немногих белорусских футболистов, кого помимо игроков своего киевского «Динамо» постоянно брал в сборную Союза главком обеих дружин Валерий Лобановский. Он чем-то это объяснял, когда-нибудь разговаривал с вами по душам?

— Я под руководством Лобановского играл только за сборную, а там времени на разговоры не было, требовалось давать результат. В Киеве, может, и говорил с ребятами, но это надо спрашивать у них.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ