Застрял в прошлом году, в новом — вышел на свободу. Как сотрудники лифтовой аварийки спасают минчан

Электромеханик Юрий Синявский и диспетчер аварийной службы ООО «Лифтсервис» Алла Примако рассказали корреспонденту агентства «Минск-Новости» о своей работе.

Лифтовая аварийная служба (ЛАС) находится на ул. Алибегова. Она входит в состав организации ООО «Лифтсервис» и обслуживает три района столицы — Московский, Фрунзенский и Октябрьский. Всего более 8 тыс. лифтов. Все они поделены территориально между пятью участками. На каждом участке есть штатные электромеханики, которые занимаются обслуживанием лифтов в будние дни в рабочее время. А вот в ночное время и праздничные дни вся ответственность за лифтовое хозяйство ложиться на плечи сотрудников ЛАС.

В службе заняты пять диспетчеров, которые трудятся посменно. Сегодня звонки принимает Алла Примако. Она в ЛАС уже более 20 лет. На столе три телефона, один из них рабочий мобильный, под рукой большой журнал, чтобы вести учет обращений.

— Сложно разговаривать с застрявшими пассажирами?

— Всех успокаиваем, уговариваем. Знаете, мужчины больше волнуются, бывает, даже впадают в истерику. Не так давно один грозился всех уволить: у него жена застряла в лифте с ребенком. Иногда прошу пассажиров покорректнее выражаться, не материться, у нас ведь разговоры все записываются. Но это никого не останавливает.

— А кто застревает ночью?

— Часто молодежь, иногда хозяева с собаками. Бывало, пьяные застревали и засыпали в лифте, а потом утром просили их освободить. Эта категория самая общительная. Частенько норовят по душам поговорить.

— В новогоднюю ночь без работы не остаетесь?

— Конечно! Обычно застревают перед боем курантов, минут за 25. Потом уже поступают звонки в минут 20 первого, когда люди торопятся продолжать празднования на улице. Было и такое, что в 23:55 человек застрял в лифте. Позвонил нам. Бригада выехала, но застрявший под бой курантов сидел еще в кабине и вышел на свободу уже в Новом году.

— Вы сами застревали?

— Однажды. И ничего страшного, меня быстро освободили. А если у человека клаустрофобия, то есть простой выход — ходить пешком. Это еще и полезно для здоровья!

Бригадир электромехаников Юрий Синявский в Лифтовой аварийной службе трудится 21 год.

— Я еще помню карачаровские лифты, которые стояли в домах на П. Глебки. В них пассажир сам открывал и закрывал двери шахты и кабины. В 60-х были еще лифты с длинноходовыми полами, в них заходишь — и пол, кажется, проваливается под ногами. Моя мама очень боялась ими пользоваться. Сейчас каждый год появляются новые модификации этого вертикального транспортного средства. В современных электронных лифтах ошибки все выдаются автоматически и высвечиваются на панели. Правда, очень уж и чувствительные они: может плата вылететь во время грозы от удара грома. Такое бывало в моей практике.

— Доводилось работать в новогоднюю ночь?

— Лет 17 Новый год встречал в ЛАС. Но запомнилась первая такая ночь. Вызовов поступало так много, что мы вертелись по городу всю смену. Последнего пассажира освободил в полдевятого утра. Иногда бывает по 50 заявок. Поэтому сейчас в новогоднюю ночь стараемся задействовать как можно больше машин и бригад.

— А что вы можете сказать про людей, которые ждут вас в кабинах лифта?

— Разные попадаются. Не так давно один мужчина, видя, что мы с напарником ремонтируем лифт, начал вдруг требовать документы. Минут 20 от нас не отходил. Я позвонил диспетчеру, сказал, что требуют наряд, она и вызвала наряд милиции. Благодарят далеко не все, чаще пожилые люди к этому склонны. Молодежь часто кричит, ругается. Был случай в Красном Бору: девушка застряла в лифте, мы ее освободили через 14 минут, а она во все инстанции жалобы на нас написала. А вот в 90-е нас могли и избить — лихие были времена. Приезжаем на вызов — орут, двери лифта ломают. Мы тогда тоже вызывали милицию. Бывало, наркоманы застревали. Открываем двери, а в кабине линолеум выдран, уголки задраны. И он с окровавленными руками стоит — закладку искал.

— А если сразу несколько застреваний, как поступаете?

— В первую очередь едем к старикам и детям.

— Доводилось доставать вещи, которые падают в шахту лифта?

— Это не входит в наши обязанности, если честно. Но, конечно, не отказываем. Особенно если ключи от квартиры или машины уронили. Реже варежки или перчатки, шапки в шахте могут оказаться. И мобильники достаем. Они, правда, по закону «будерброда» падают экраном вниз, разбиваются. Но люди просят — помогаем.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ