ЗДРАВСТВУЙТЕ, ДОКТОР! Что может осчастливить хирурга?

Продолжаем совместный проект с Белорусским государственным медицинским университетом и комитетом по здравоохранению Мингорисполкома. 

Герои публикаций – молодые врачи с собственным мнением о том, что происходит в медицине сегодня.

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

Деониз Пашковский

Возраст: 32 года

Образование: Белорусский государственный медицинский университет. Год окончания – 2006 год, лечебный факультет. Интернатуру проходил в различных медицинских учреждениях, в том числе в 5-й и 6-й городских клинических больницах Минска. По распределению работал врачом-хирургом в 23-й городской поликлинике, после чего перешел в Городскую клиническую больницу скорой медицинской помощи (БСМП).

Должность: врач – рентгенэндоваскулярный хирург

О санитарах и врачах

Во время учебы в медуниверситете пять лет подрабатывал в кардиохирургической реанимации РНПЦ «Кардиология» – сначала санитаром, потом медбратом. Нелегко, но интересно.

К труду санитара относятся порой пренебрежительно: «Ну что особенного он делает – драит «палубу»?» Но, на мой взгляд, совсем неплохо, чтобы каждый доктор через это прошел. Во-первых, будет ценить труд младшего и среднего медперсонала. Во-вторых, освоит азы (как перестелить постель больного, поставить ему клизму), что тоже может пригодиться. Кто знает, куда забросит судьба?

Будни медбрата в терапевтической реанимации – установка капельниц, перевязки и тому подобное. Совсем другое в кардиохирургической реанимации. Там он сопровождает пациента до оперблока. Ему разрешают переодеться и войти в святая святых – операционную, понаблюдать за действиями кардиохирурга. Это здорово! Особенно когда смутно представляешь, какое медицинское направление выбрать в будущем.

Пока находился в шкуре студента, интерна, то грезил о клинике. Оглядываясь назад, понимаю: для становления врача начать правильнее с поликлиники, пройти все этапы. Впоследствии, работая в стационаре, стал лучше понимать коллег из амбулаторного звена и относиться к их труду с уважением.

Сам я, получив распределение в 23-ю городскую поликлинику (три года там отработал врачом-хирургом), с РНПЦ «Кардиология» не расстался, ходил туда, а еще и в БСМП, как говорят, на голом энтузиазме. И когда в больнице скорой медицинской помощи открыли ангиографический кабинет, меня уже знали и пригласили (переводом из 23-й поликлиники). С 2010 года работаю в рентгенэндоваскулярном отделении этой клиники. Также по своему направлению провожу обследования и лечу пациентов 2-й городской больницы. Приобретаю дополнительный опыт.

О несчастных пациентах

Вспоминая отработку в поликлинике, где в отличие от больницы более тесно общаешься с пациентом, скажу так: важно поговорить с ним, услышать его и понять. Нередко больной раздражен: до прихода ко мне куда только его не направляли коллеги! А результат нулевой. И пациент зол не потому, что характер такой, просто никто из врачей не может дать вразумительного ответа на вопрос: что делать и куда ему идти? Порой достаточно разобраться в бумагах, которые он показывает. Правда, на это требуются время, силы и терпение.

Нередко больные скандалят, потому что не понимают, почему их, пришедших в указанное в талоне время, держат под дверью.

На пару минут выйдешь, объяснишь: это экстренные пациенты, они первыми пойдут, не волнуйтесь, всех примем. Выслушают. И агрессии как ни бывало.

О спасенных

Для человека, не связанного с медициной, название моей специализации сложно для восприятия. Между тем рентгенэндоваскулярная (внутрисосудистая) хирургия – принципиально новое, активно развивающееся направление медицины. Основное преимущество этого метода – минимальное хирургическое вмешательство под местной анестезией, а главная особенность – все операции, независимо от заболевания, выполняются внутри сосуда, без разрезов и под контролем рентгеновских лучей. Хирургический доступ осуществляется с помощью специальной иглы. Важно и то, что сроки госпитализации пациентов (время пребывания в больнице) при выполнении плановых внутрисосудистых операций зачастую не превышают одних суток. Хотя к нам поступают чаще всего экстренные пациенты – с острым инфарктом миокарда, ишемическим инсультом…

Привозят больного в холодном поту, у него адски болит сердце. Куда его? В операционную! «Открываешь» сосуд, восстанавливаешь его проходимость – будет жить! Или поступает больной с острым инсультом – ни руками пошевелить, ни говорить не может. Прооперируешь, а через несколько дней совсем другое дело. Любому здравомыслящему человеку важно видеть результат своей работы, у хирургов это спасенные жизни.

Плановая рентгенэндоваскулярная хирургия не менее важна, чем экстренная. Помню мужчину, у которого стенокардия достигла такой стадии, что малейшее движение вызывало боль. Он и двадцати метров не мог преодолеть. Проведенное обследование – коронарография – показало сильное сужение сосудов сердца, что препятствовало кровоснабжению. Сделали операцию, расширили сосуд (поставили стент). Встречаю пациента на следующий день. Он на 12-й (!) этаж пешком поднимается: «Доктор, у меня ничего не болит!» А я думаю: «Как здорово!»

О командном духе

Иногда, вспоминая годы, проведенные в РНПЦ «Кардиология», размышляю: чем бы хотел заниматься – открытой хирургией или все-таки внутрисосудистой? Наверное, и тем, и другим. Но нельзя быть специалистом во всем. Поэтому не жалею, что стал рентгенэндоваскулярным хирургом. Рад, что попал именно в БСМП под руководство Александра Эдуардовича Бейманова. Это наш харизматичный лидер. Хороший учитель. Здорово, когда твои начинания поддерживают маститые коллеги. У нас в отделении командный дух, поэтому работается легко.

Мне приходилось замещать завотделением Александра Эдуардовича, ездить на совещания, готовить отчеты… Большая часть времени уходила на бумаготворчество, далекое от медицины. В университетской клинике в Варшаве, где я был на стажировке, у врача с аналогичной должностью два секретаря, которые заняты подобной документацией. Более того, в кабинете у заведующего отделением установлена компьютерная система с выходом в операционную. Если он не оперирует в данный момент, то видит все, что происходит в операционной, если надо, подскажет, как лучше. Поэтому, когда мне предложили заведование отделением во 2-й минской больнице, отказался. В наших клиниках руководить подразделением автоматически означает загрузить себя проблемами, связанными с чем угодно, только не с медициной.

О семье

Счастлив, у меня есть семья. Супруга Вероника (врач акушер-гинеколог) сейчас в декретном отпуске. Младшей дочери, Софии, скоро два месяца исполнится, средней, Анне, недавно было три года, старшей, Марии, 29 декабря шесть лет стукнет.

Многие думают, что третий ребенок – это очень сложно. Когда Анечка родилась, Маша действительно ревновала. На свет появилась София – ревности как не бывало. Они у нас самодостаточные – вдвоем в парикмахерскую, магазин, больницу играют…

Живем в Серебрянке, в общежитии. Нам выделили блок, когда старшей дочери второй год пошел. Добивались долго. Стоим на очереди на улучшение жилищных условий.

Не понимаю тех, кто замыкается только на работе. Должна быть семья, какие-то увлечения: спорт, кино, театр. Тогда чувствуешь, что живешь, а не тянешь лямку.

 

Еще статьи рубрики:

ЗДРАВСТВУЙТЕ, ДОКТОР. Зачем врачу успокоительные? 

ЗДРАВСТВУЙТЕ, ДОКТОР.  Почему на международные конгрессы врачи ездят за свой счет?

ЗДРАВСТВУЙТЕ, ДОКТОР. Почему врачи уходят из профессии?

Самое читаемое