ЗДРАВСТВУЙТЕ, ДОКТОР. О конфликтах с пациентами и лечении по старинке

Агентство «Минск-Новости» продолжает совместный проект с Белорусским государственным медицинским университетом и комитетом по здравоохранению Мингорисполкома. Герои публикаций – молодые врачи с собственным мнением о том, что происходит сегодня в медицине.

Визитная карточка

Павел Храмой

Возраст: 30 лет.

Образование: Белорусский государственный медицинский университет. Год окончания – 2008, лечебный факультет. Интернатуру по терапии проходил в различных медучреждениях, в основном в стационарах.

Место работы: 10-я городская поликлиника.

Должность: заведующий терапевтическим отделением № 3.

Об индивидуальном подходе

Отделение возглавил с момента открытия – с января 2014 года. До этого работал участковым терапевтом во 2-й центральной районной поликлинике, где периодически замещал заведующего, поэтому, когда предложили повышение, решил рискнуть.

Честно говоря, трудновато пришлось. В женском коллективе свои особенности, но ничего, нашел общий язык. Мой принцип – соблюдать индивидуальный подход и находить компромисс. Наше отделение теперь самое укомплектованное: на шесть участков – пять терапевтов и один заведующий.

К нам еще пришла врач-интерн. По идее, должна выполнять те же функции, что и участковый доктор, но, судя по всему, одной ей очень сложно как на приеме, так и при визитах на дом. С интернами такие ситуации типичны. Стараемся, чтобы неделю-полторы они работали в паре с опытным доктором.

С учетом того, что сейчас в здравоохранении акцент делается на первичном звене (амбулатории и поликлиники), желательно пересмотреть систему обучения в интернатуре. Если студент изначально планирует идти в поликлинику, в его случае примерно половина часов (в интернатуре) должна отводиться этому направлению. Сейчас – месяц-полтора из целого года. Чему можно научиться за такой короткий срок?

О современном терапевте

Учусь заочно по терапии в ординатуре Белорусского государственного медицинского университета (на 3-й кафедре внутренних болезней). Платно, третий год. Летом предстоит экзамен. К сведению, ординатура – это хорошая возможность поработать в стационаре. Вот и сейчас практические занятия проходят в кардиологическом отделении 9-й городской клинической больницы. Там вместе с лечащим врачом участвую в обходах пациентов. Интересно, познавательно, помогает лучше понять специфику работы коллег.

Простой пример – плановая госпитализация (в поликлинике выписываем направление). Теперь знаю, насколько важно, чтобы пациент прибыл в клинику со всеми результатами обследований и на это не тратили время в стационаре, а могли сразу приступить к лечению.

В больницу переходить не думаю. Терапия там, в отличие от хирургии, – рутина. Каждый день фактически одно и то же. Работая в конкретном отделении, врач специализируется на своем направлении, гастроэнтерологии или пульмонологии, например. В поликлинику обращаются пациенты различного профиля, и современный участковый терапевт уже отошел от функции диспетчера, который банально дает направления к врачам узкой специализации.

В нашем учреждении консультации эндокринолога, невролога – только после приема терапевта. Зачем? Чтобы больной приходил к этим врачам не просто показаться (по сути – терял время), а с результатами УЗИ щитовидной железы, анализов на гормоны, с учетом которых врач поставит диагноз. Направления на эти исследования берутся у участкового.

Об альтернативе госпитализации

С недавних пор приоритет отдается стационарозамещающим технологиям, когда человеку вместо лечения в больнице предлагают аналогичное в поликлинике (в отделении дневного пребывания). Так постепенно клиники переходят на лечение экстренных пациентов и уходят от плановой госпитализации.

Наше отделение дневного пребывания укомплектовано квалифицированными специалистами узкого профиля, современной аппаратурой, работает в три смены и никогда не пустует. Категорично: «Не дадим направление в больницу, будете лечиться только у нас» пациентам не говорим. Объясняем: в поликлинике вы получите такую же медицинскую помощь.

Самые частые хронические заболевания для плановой госпитализации – ИБС (ишемическая болезнь сердца), артериальная гипертензия, фибрилляция предсердий. И мы в состоянии этой категории больных провести все необходимые обследования – УЗИ сердца и сосудов, суточное холтеровское мониторирование ЭКГ, артериального давления. Наши медработники, как и коллеги из стационара, ставят капельницы (вводят препараты, как говорят пациенты, для укрепления сердечной мышцы).

О психосоматике

В прошлом году на одного пациента в среднем пришлось не более двух посещений поликлиники. Есть исключения, когда граждане за этот же период умудрялись дважды, а то и трижды побывать у каждого узкого специалиста и раз в месяц – у участкового терапевта. С такими людьми сложно найти общий язык. За рубежом с ними работает врач-психотерапевт. Ведь большинство заболеваний, которые они у себя находят и потому докучают докторам, психосоматического характера. То есть надуманные.

Пререкаться с этим контингентом бесполезно, проще провести полную диагностику организма, назначить консультации врачей всех специальностей. В итоге какое-либо заболевание обязательно обнаружится, но не слишком страшное и тем более не требующее ежемесячного медицинского наблюдения.

Сейчас в каждом районе (в одной из поликлиник) ведет прием врач-психотерапевт. Казалось бы, в чем проблема? Дал направление, и пусть чрезмерно озабоченные своим здоровьем пациенты консультируются. Но как сказать им, что они нуждаются в помощи этого специалиста? Обычно любая информация, касающаяся психического здоровья, воспринимается в штыки. Люди боятся, что их поставят на учет. Большая удача, если удается уговорить. Но когда получается, пациенты остаются довольны. Лично присутствовал на одном из групповых занятий, проводимых врачом-психотерапевтом во 2-й центральной поликлинике. Впечатления очень приятные.

О конфликтах с пациентами

Увы, возникают часто на пустом месте. Большая часть связана не с оказанием медицинской помощи как таковой, а с тем, что «доктор не так посмотрел, не то сказал». Понимаю, постоянно контролировать себя тяжело, но если отвечать агрессией на агрессию, лучше не станет. Сбрасывать со счетов пресловутый синдром выгорания нельзя, тем не менее медработник обязан контролировать свои эмоции.

Зато на молодых специалистов редко бывают нарекания. В силу возраста они сами побаиваются пациентов, поэтому стараются уделить им больше положенного времени на приеме, досконально все объяснить.

О приеме антибиотиков и лечении по старинке

Назначать антибиотик нужно, если от начала болезни прошло от 4 до 5 дней, а эффекта от противовирусной терапии нет – держится температура, не исчезают симптомы болезни. Начинать следует с обычных, амоксициллина, например, который относится к препаратам так называемой первой линии.

Многие пациенты соблюдают кратность приема и дозировку, но не сроки лечения. В среднем это 5–7, а то и 10 дней. А человек дня три лекарство пропьет, ему полегчает, на этом всё – терапия заканчивается. Зачем организм травить? В следующий раз болезнь затягивается на куда больший срок, порой приходится выписывать более сильнодействующее средство и увеличивать дозировку.

Ампициллина тригидрат – препарат, который не назначают врачи, но в аптеках реализуют без рецепта. У него крайне низкая эффективность: из принятой дозы только 40–50 процентов попадает в кровоток и приносит результат. Однако некоторые по старой памяти предпочитают столь древнее средство. Вопрос, а зачем тогда его выпускают, остается открытым.

Другой любимый народом антибиотик – левомицетин. Помню, еще в медуниверситете на кафедре инфекционных болезней нам говорили: лечить им будем только брюшной тиф! У лекарства масса побочных эффектов, о чем сказано в аннотации, но переубедить пациентов, принимающих его при диарее, непросто. Главные аргументы – «помогает» и «стоит копейки».

Клофелин вообще головная боль врачей. Лет 20–30 назад это был единственный препарат, хорошо снижающий артериальное давление. С одной стороны, в экстренной медицине так оно и есть, с другой – вызывает настолько сильное привыкание, что потом почти невозможно подобрать пациенту другое лечение. Вот и мучаются вместе: больной – от того, что привычные таблетки достаются с боем, а доктор – от сострадания и ответственности. Клофелин – пограничное лекарственное средство между обычным и наркотическим, и на него выписывают желтый рецепт. Строго под отчет.

 

Еще статьи рубрики:

ЗДРАВСТВУЙТЕ, ДОКТОР.  Почему на международные конгрессы врачи ездят за свой счет?

ЗДРАВСТВУЙТЕ, ДОКТОР. Почему врачи уходят из профессии?

ЗДРАВСТВУЙТЕ, ДОКТОР! Что может осчастливить хирурга?

ЗДРАВСТВУЙТЕ, ДОКТОР. Как молодому специалисту выйти на международный уровень

ЗДРАВСТВУЙТЕ, ДОКТОР. Чему не учат в медицинском университете

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ