Жены высокопоставленных немецких военных старались попасть к нему на прием. Кто такой профессор Клумов?

75 лет назад в Минске погибли два героя-антифашиста, пламенные патриоты Советского Союза и Германии без Гитлера. Кем были эти люди и каков их вклад в победу над фашистской Германией — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Евгений Клумов

Я советский!

Ранним утром 13 февраля 1944 года от концлагеря на улице Широкой в направлении Тростенца отправилась машина-душегубка. В ее кузове в числе обреченных находилась чета Клумовых. Эту дату их гибели сохранили страницы дневника минской подпольщицы Людмилы Кашечкиной.

Именитый минский доктор Евгений Клумов родился 4 декабря 1876-го (в других источниках указывается 1878-й) в Москве в семье известного адвоката. Успешно окончил гимназию и медицинский факультет Московского университета. Он мог работать в Златоглавой, но предпочел 8 лет лечить людей в настоящем захолустье — деревне Сутково Речицкого уезда Минской губернии. Там он полюбил белорусское Полесье: природу, легенды и, конечно, самих полешуков. В годы Первой мировой оказался в Минске, где работал главным врачом Минского хирургического госпиталя Красного Креста.

После окончания Гражданской войны обосновался в столице БССР. За Евгением Владимировичем закрепилась слава одного из лучших врачей города. Он никогда не отказывал в помощи простым людям, делал все возможное даже тогда, когда другие доктора опускали руки.

Великая Отечественная война застала профессора в Минске. Эвакуироваться из столицы чете Клумовых не удалось. Во время бомбежки квартира сгорела. Их домом стало родильное отделение 1-й Советской больницы (ныне 3-я городская клиническая больница имени Е. В. Клумова). Коллеги по службе говорили, что Евгений Владимирович больше всех в роддоме радовался появлению на свет каждого младенца. Своих детей у именитого минского врача не было.

Евгений Владимирович был участником трех войн (русско-японской 1904-­1905 годов, Первой мировой и Гражданской). Но того, как жестоко обращались с людьми оккупанты, до этого не встречал. Евгений Клумов решил стать подпольщиком. Вместе с коллегами-медиками оказывал медицинскую помощь раненым красноармейцам, которых укрывали минчане.

В среде подпольщиков Клумов получил оперативный псевдоним Самарин. С начала 1942-го Евгений Владимирович активно помогал советским патриотам. Имел доступ к медицинскому оборудованию и инструментам, благодаря чему ему удалось переправить в лес фактически два полноценных полевых госпиталя. Он снабжал четыре партизанских отряда самыми дефицитными лекарствами и перевязочным материалом, участвовал в переправке нужных людей в ряды народных мстителей. Будучи членом врачебно-экспертных комиссий, делал липовые справки о нетрудоспособности и инвалидности. Так молодежь избегала вывоза на принудительные работы в Германию.

Группа профессорско-преподавательского состава Медицинского института в г. Минске. 5-й в первом ряду (слева направо) профессор Е. В. Клумов, 1940 год

Осенью 1943 года, после убийства гауляйтера Кубе, гитлеровцы нанесли очередной удар по минскому подполью. В этот раз им удалось доказать связь профессора Клумова с партизанами. Евгения Владимировича с супругой арестовали. Гитлеровцы пытались склонить его уехать в Германию и там работать на них. Жены высокопоставленных немецких чиновников и военных старались попасть на прием именно к нему. Однако профессор Клумов отказался.

Последние его слова: «Не забывайте, что я советский ученый. Если умирать, так только на родной земле» — вошли во многие статьи энциклопедий о Евгении Клумове.

Да, я немец

Фриц Шменкель

22 февраля 1944-го из дома № 4 на площади Свободы вывели на расстрел партизана и разведчика. Фриц Шменкель шел на казнь с высоко поднятой головой, зная, что умирает за свободу своей Родины. Своей Германии.

В 1938-м призвали на военную службу, но он не хотел воевать за Гитлера. После второго дезертирства его приговорили к двум годам тюрьмы. Узнав о нападении на СССР, у Фрица Шменкеля родился план, как отомстить фюреру. Он написал прошение о зачислении в действующую армию. В ноябре 1941 года под Москвой дезертировал. Несколько дней скитался по лесам между Вязьмой и Ржевом, пока не нашел пристанище в одной из деревень. Вскоре за ним пришли партизаны из отряда «Смерть фашизму». Они никак не могли поверить в то, что говорил Фриц. Даже хотели расстрелять, но решили присмотреться к перебежчику повнимательнее. Фриц Шменкель рассказал им все что знал. Стал учить русский язык и вскоре доказал свою преданность.

Партизанский отряд «Смерть фашизму» в начале февраля 1942-го столкнулся с превосходящими силами гитлеровцев. Шменкелю впервые доверили оружие, и он снял немецкого снайпера. Положение партизан казалось безвыходным. А когда в деревню вошли танки, отряд спас именно Фриц Шменкель: подсказал командиру, что нужно бить зажигательными пулями по прицепленным к танкам цистернам: в них запас легковоспламеняемого бензина. Партизаны оставили на поле боя пять догорающих остовов бронемашин.

После этого отношение к Шменкелю изменилось. Его начали активно привлекать к участию в боевых операциях. Он немец, знал, как могут повести себя военные. Переодевшись в офицерскую форму, легко вводил в заблуждение гитлеровцев. Несколько раз направлял машины и колонны прямо в засады, добывал важные разведданные. Советские народные мстители звали его уважительно Иван Иванович.

В 1943-м оказался в Москве, где был награжден за подвиги орденом Красной Звезды. Прошел обучение в диверсионно-разведывательной школе. В конце декабря 1943-го его забросили на территорию БССР. Однако на связь так и не вышел, о его судьбе ничего не было известно.

Лишь в 1961 году следственный отдел УКГБ по Калининской области, расследуя дело одного предателя, наткнулся на имя Фрица Шменкеля. Именно он руководил группой партизан, уничтожившей отряд коллаборационистов. Судьбой обладателя такой непривычной фамилии заинтересовались и выяснили: Шменкель был схвачен и доставлен в Минск. Вынес все пытки, но не сломался. Перед казнью он исповедался пастору и передал через него письмо жене и дочерям в Германию: «Прости, если мое решение принесет тебе и дочери обиду и огорчение, но я не мог иначе. Совесть моя чиста. Я спокойно смотрю в глаза смерти. Я не был предателем, ибо боролся и умираю за правое дело». Именно Эрна Шменкель сообщила дату и место смерти Ивана Ивановича.

Признание подвига

Памятный жетон

Два абсолютно разных героя-антифашиста выбрали смерть вместо предательства Родины. 20 лет прошло с момента их гибели, прежде чем их подвиги в годы Великой Отечественной войны были официально признаны. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 октября 1964 года немецкому гражданину Фрицу Шменкелю посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Он единственный гражданин Германии, удостоенный его. В годы войны более сотни немцев-антифашистов перешли на сторону партизан и Красной армии и сражались против гитлеровцев.

Подвиги минского врача Евгения Клумова были известны большинству минчан раньше, однако все упиралось в официальное признание минского подполья. Понадобилось 15 лет, чтобы снять необоснованные обвинения с Минского горкома партии и подпольщиков.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1965 года за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны, и в связи с 20-летием Великой Победы профессору Евгению Владимировичу Клумову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. В белорусской столице именем Е. В. Клумова названы улица, переулок и 3-я городская клиническая больница.

Самое читаемое