Живи и помни

Екатерина Дубинская
Автор материала:
Екатерина
Дубинская

Как наказ мертвых — живым из страшного марта 1943-го, звучит сегодня символическое обращение жителей сожженной фашистами Хатыни, начертанное на Венке памяти:

«Люди добрые, помните:

Мы любили жизнь, и Родину нашу, и вас, дорогие. Мы сгорели живыми в огне. Наша просьба ко всем: пусть скорбь и печаль обернутся в мужество ваше и силу, чтобы смогли вы утвердить навечно мир и покой на земле. Чтобы отныне нигде и никогда в вихре пожаров жизнь не умирала».

Не забыть, как девчонкой лет десяти впервые побывала с мамой в этом мемориальном комплексе. Потом еще не раз доводилось поклоняться памяти Хатыни, но те первые, самые острые, самые, наверное, жгучие детские впечатления мне и сегодня не забыть. Подъем по ступенькам к каждому из 26 домов, которых… нет, чтение возле каждой сожженной хаты страшных по сути табличек с именами погибших взрослых и детей (15, 12, 7, 6, 4, 2 годика), пронзительный в осенней тишине звон колоколов на каждом обелиске — словно оплакивающий и зовущий… Потом не раз читала, что авторы комплекса опередили свое время, создав всего спустя четверть века после трагедии мемориал не только сожженным жителям деревни, но и всем жителям Беларуси, уничтоженным нацистами во время Великой Отечественной войны.

Близ Минска есть еще одно знаковое место — мемориальный комплекс в память жертв «Тростенца» — одного из крупнейших в Европе лагерей смерти. В деревне Малый Тростенец, в расположенных рядом урочищах Шашковка и Благовщина погибли не менее 200 тысяч человек — военнопленные, гражданские, партизаны, подпольщики, узники гетто. Только представьте: всего за три дня до освобождения Минска на месте бывшего колхозного сарая фашисты расстреляли и сожгли 6 500 человек… На мой взгляд, символично, что именно в эти хатынские мартовские дни в 2016 году в «Тростенце» у монумента «Врата памяти» состоялась Международная акция памяти жертв нацистских лагерей. Довелось быть там, слышать и видеть боль присутствовавших от осознания страданий, которым подверглись безвинные жертвы войны. В тот же день капсула с землей из лагеря смерти «Тростенец» была заложена в крипте Храма-памятника в честь Всех Святых.

Нет народа, который бы не имел могил. Памятники — составляющая часть национальной культуры. Белорусская нация имеет высокую культуру памяти, а как иначе? Только во Второй мировой войне мы потеряли каждого третьего — более 3 миллионов белорусов. Стремление хранить историю в памятниках — наш призыв к миру. Именно поэтому важно сделать эту историю живой — показывать ее, рассказывать о ней потомкам, подрастающему поколению. Убеждена: экскурсии в мемориальные комплексы «Хатынь» и «Тростенец» по силам организовать, тем более в год 75-летия освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков, всем думающим и неравнодушным родителям и педагогам.

Напоследок коротенькая притча.

Старенький дедушка сидел на пороге своего дома и играл на дудочке. Рядом маленький внучок возился со своими игрушками. Неожиданно он спросил:

— Дедушка, а когда ты умрешь?

— Внучок, я умру вместе с тобой, — ответил старик.

Его невестка, мать мальчика, услышала ответ и начала возмущаться:

— Отец, я думала, вы пожилой, а значит, мудрый, но вижу, что ошибалась! Как можно желать смерти собственному внуку?

— Дочка, — ответил старик, — ничего-то ты не понимаешь. Мой внук — самый маленький из всех, кто меня знает, он проживет дольше всех нас и все это время будет меня помнить. И только с его смертью исчезнет память обо мне, вот тогда я и умру.

Живем, пока нас помнят.

Читайте и подписывайтесь на нас:

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Самое читаемое