Знакомый незнакомец. Что нового и неожиданного узнают посетители Музея утюга в Минске

Зачем утюгу «душа», как гладить жаровней и какое отношение рыба-кит имеет к космосу? Ответы на эти и многие другие вопросы корреспондент агентства «Минск-Новости» искала в минском Музее утюга.

Это учреждение культуры одинаково увлекает и взрослых, и детей. Для большинства из них увиденное и услышанное здесь становится настоящим открытием.

За полтора года со дня появления музея (он занимает основную часть помещения Центра «Карты гостя», что в Троицком предместье) число его экспонатов увеличилось более чем в два раза. Сегодня здесь можно увидеть свыше 700 утюгов и других предметов, так или иначе связанных с процессом глажки. Как рассказал директор предприятия «Мингорсправка» Борис Васильев, экспозиция пополняется с помощью коллекционеров страны.

Минувшей весной благодаря расширению площадей в музее появились тематические зоны, — рассказала Вера Курзон, ведущий специалист Центра «Карты гостя». — Раньше в основном рассказывали об эволюции утюга, а сегодня и о разных сферах его применения, и о работе портных, модисток, швейных, шляпных, обувных мастерских…

Первое, что открывают для себя многие посетители, — неожиданно богатая история такого обыденного предмета — утюга.

Конечно, чуть обработанный булыжник утюгом назвать сложно, но наши далекие предки для разглаживания одежды использовали именно плоские камни: на одном расстилали чуть влажную одежду, другим придавливали сверху и ждали, пока ткань высохнет и исчезнет часть нежелательных складок. Древние римляне тоже использовали для глажки предмет, мало похожий на современные утюги, — металлический молоток, которым «выбивали» из ткани морщины.

На Руси, как и на территории современной Беларуси, довольно долго гладили с помощью рубеля и скалки. Экспонат, который есть в минском Музее утюга, узнают многие посетители: видели в деревнях у бабушек-прабабушек. Рубель кое-где называли еще ребраком и пральником, а скалку — вальком или качалкой.

Процесс такой глажки был сложным и утомительным: на скалку наматывали сухое белье или одежду и прокатывали ее рубелем — рифленой с одной стороны доской с ручкой на конце. Когда ткань для одежды изготавливали вручную, она была такой грубой, что ее не столько разглаживали, сколько размягчали. Говорят, по тому, насколько ловко девушка на выданье справлялась с рубелем и скалкой, судили, готова ли она к семейной жизни.

Пожалуй, эти деревянные приспособления — одни из самых живучих предметов для глажки. Но в музее узнаем, что не только они. Например, еще в IV веке до н. э. древние греки изобрели способ плиссировки одежды с помощью горячего металлического прута. Плиссе и гофре на протяжении столетий интересовали представителей самых разных слоев населения — от викингов до королевских особ. В музее есть и подобные старинные приспособления.

Как рассказала экскурсовод Юлия Ржевская, однажды она объясняла англичанину принцип работы этих предметов. Быстро догадавшись, о чем речь, он радостно вскрикнул: «А-а, Шекспир!» И изобразил на себе воротник персонажей средневековья…

За сотни лет человечество изобрело множество конструкций, видов, форм утюгов. Главное их различие — в технологии подогрева. Одни из самых древних — так называемые жаровни, которые, по некоторым данным, впервые появились в Китае. По форме похожи на ковш или глубокую сковороду.

Просеянные угли засыпали в утюг-жаровню, на нее натягивали полотно и водили таким «нагревательным прибором» по ткани, — рассказывает В. Курзон. — В нашем музее представлены японская, китайская, испанская жаровни. Смотрите — на последней выгравирована пословица, в переводе означающая: «Та, которая выдержит жар и смог утюга, выдержит и свекровь».

Долгую жизнь прожили и угольные утюги разных модификаций, внутрь корпуса которых закладывали раскаленные угли. Для лучшей тяги по бокам стали делать отверстия, некоторые даже снабжали трубой. Или размахивали ими из стороны в сторону. Позже вместо углей внутрь полого корпуса начали вкладывать раскаленную чугунную болванку. Такой вкладыш назывался «душа», причем, говорят исследователи, с ударением на первом слоге.

«Душу» бросали в открытый огонь — печку или костер, потом извлекали оттуда специальным прутом и вставляли в полость утюга. Такие приборы называют утюгами с «душой», так что выражения «вынуть душу», «согреть душу», «душевное тепло» изначально имели совершенно прозаическое значение и не были связаны с какими-то эмоциональными переживаниями.

В музее представлено много образцов цельнолитых утюгов, которые в прежние века разогревали на печи, а позже и на плите. Нагревались они долго, а гладить ими без прихватки было почти невозможно. Со временем для них придумали съемные ручки: пока одно чугунное основание нагревалось, другим гладили.

Кстати, как рассказали в музее, в СССР цельнолитые утюги выпускались до 60-х годов ХХ века, потому что в домах некоторых населенных пунктов долго не было электричества. Большим спросом пользовались экземпляры под названием «Рыба-кит», или «Дельфин».

Правда, не совсем понятно, почему придумали такой дизайн, ведь серия подобных предметов была выпущена в 1961 г. в честь полета Гагарина в космос.

Есть здесь и редкий для Беларуси экспонат — набор от миссис Поттс. Эта женщина в середине XIX века запатентовала в Америке утюги со съемной ручкой, что произвело фурор. Перед нами в деревянном ящичке — подставка для утюга, деревянная ручка и съемные подошвы. Одна нагревается, другой гладят, а когда она остывает, владелец подхватывает горячую и продолжает работу.

Поражают своей изысканностью приборы для аристократов, которые могли сойти даже в качестве приданого, а многие были сродни настоящим произведениям искусства. Например, у испанского латунного утюга 1895 года изготовления подставки под ручку выполнены в виде витиеватых дракончиков, у другого – в образе изящных индусок.

Такие экземпляры принадлежали зажиточным семьям и стоили очень дорого. Но даже если подобные приспособления были попроще, само их наличие в доме считалось признаком достатка и благополучия хозяев.

В противовес изысканным в музее выставлены простенькие, примитивные «рабские» утюги, в ручку которых, бывало, встраивали колокольчики, чтобы хозяин слышал, трудится рабыня или нет. Или грубые казарменные со съемными ручками, каждый килограммов по десять. Ими гладили шинели.

Здесь можно увидеть опасные газовые, а также спиртовые, керосиновые, паровые, наконец, электрические. А еще — узнать о простых вещах, ставших прототипом более сложной техники. Например, в музее представлена деревянная машина для глажки, работавшая по принципу двух вальков: между ними одежда или белье отжимались от воды и проглаживались. Этот принцип позже применялся в первых стиральных машинах.

— Посетители признаются, что даже не предполагали о существовании такого разнообразия видов утюгов — деревянных, газовых, парафиновых, спиртовых, угольных; шляпных, флутеров, утюжков для волос, от которых пошли плойки, и других, — с увлечением рассказывает об экспозиции Б. Васильев.

Неудивительно, что директор «Мингорсправки» с таким энтузиазмом говорит об утюгах: в списке коллекционеров, предоставивших экспонаты для музея, есть и его фамилия. Собирательством этих предметов он увлекается уже лет 20, с тех пор как однажды в Санкт-Петербурге купил у бабушки на «поле чудес» старенький спиртовой прибор.

В общем, если к вам приехали гости из другого города или не знаете, чем увлечь ребенка в оставшиеся дни каникул, в Музее утюга вы точно не потеряете время понапрасну. Он работает, без выходных.

Фото автора, Татьяны Гуляевой и предоставлены музеем

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ